04n 6 °C
Прага Марины Цветаевой: экскурсия по любимым местам поэта

Прага Марины Цветаевой: экскурсия по любимым местам поэта

Vlada Marsheva 2433 2
Марина Цветаева прожила в Чехии всего три года (1922 – 25 гг.), но многие ценители ее творчества называют этот период лучшим в ее жизни и поэзии. В своих стихах поэтесса воспела многие места Праги. Какая же она, Прага Марины Цветаевой? Приглашаем вас на прогулку по цветаевским местам, во время которой вы сможете взглянуть на город глазами поэтессы и, возможно, открыть его новые стороны.
Прага Марины Цветаевой: экскурсия по любимым местам поэта

Марина Цветаева с дочкой Ариадной приехала в Прагу в августе 1922 года. Ее муж, белогвардеец Сергей Эфрон, в то время учился на факультете искусств Карлова университета. В 20-е годы молодая Чехословакия предлагала многим российским эмигрантам возможность учиться на родном языке. Студентов обеспечивали стипендиями и общежитиями.

После приезда Цветаевой супруги жили у знакомых под Прагой и снимали комнаты. В сентябре 1923 года они переехали в дом на улице  Шведской  51/1373 в Праге 5 (сюда ходят автобусы с площади Кинских (Смихов) и с Длабачова (Бржевнов)). Здесь Цветаева и Эфрон прожили до мая 1924 года. В 1989 году на этом доме установили памятную доску.

 Дом на ул. Шведской, в котором жила семья Марины Цветаевой

 Памятная доска Марины Цветаевой

Дочь Цветаевой Ариадна поехала учиться в русскую гимназию в Моравска-Тршебове, а Марина осталась в Праге, где она могла видеться с друзьями, гулять с ними по городу, ходить в библиотеки и на встречи с литераторами. Здесь она начала дружить с писателем Алексеем Ремизовым, будущим крестным отцом сына. В Праге Цветаева общалась с поэтом Владиславом Ходасевичем и сотрудниками редакции «Воля России».

 М. Цветаева, Е. Еленева, К. Родзевич, О. Туржанский, сзади С. Эфрон и Н. Еленев, Чехия, 1923 г.

Одним из любимых пражских мест для Марины Цветаевой стал холм Петршин – прообразом горы в «Поэме Горы», написанной в Чехии и посвященной возлюбленному поэтессы Константину Родзевичу. Сейчас сюда можно подняться на обновленном фуникулере или приехать на автобусе со стороны Праги 6. Поэтессе нравилось гулять по Петршину и любоваться видами Праги.

С красивыми местами города Марину Цветаеву знакомил ее друг – редактор «Воли России» Марк Слоним. Вместе с ним они гуляли по Малой-Стране. На одной из таких прогулок поэтесса заметила скульптуру рыцаря Брунцвика на мостовой опоре Карлова моста (малостранская сторона). Цветаева посчитала, что рыцарь «похож на нее лицом». Изучив легенду о Брунцвике, она написала по ее мотивам стихотворение «Пражский рыцарь».

 Рыцарь Брунцвик, radio.cz

Пражскую Мальтийскую площадь и набережную между мостами Легионов и Карловым Цветаева описала в еще одном «чешском» произведении – «Поэме Конца». В этой же поэме нашли отражение и сады на террасах под Пражским градом, которые поэтесса назвала «садами Семирамиды». Марина Цветаева любила ходить по Градчанам и смотреть на храм св. Йиржи, который она прозвала «святым Георгием под снегом» за белые башни.

 Пражский град, храм св. Йиржи

В Клементинуме, неподалеку от Карлова моста, Цветаева ходила в университетскую библиотеку. Еще одно знаковое место для поэтессы до сих пор доступно современным ценителям ее творчества. Оно находится с другой стороны Моста Легионов – возле Национального театра. Это легендарное кафе «Славия», где встречались литераторы и интеллигенты. Позже его полюбил и бывший президент Чехии Вацлав Гавел. Цветаева приходила в «Славию» из находящейся неподалеку редакции «Воли России» (площадь Uhelný trh, 1), где работал редактором ее друг Марк Слоним. Во многом благодаря Марку редакция печатала произведения Цветаевой.

 Зал кафе "Славия", naterradostchecos.com 

Часто ходила Марина Цветаева в Праге и по Староместской площади. Ей нравилось наблюдать за историческими курантами – Пражским Орлоем, о которых она вспомнила в «Поэме Горы». На этой же площади поэтесса ходила в православный Храм святого Николая.

 Храм св. Николая, Староместская площадь в Праге

Прагу Марины Цветаевой невозможно представить без Еврейского кладбища в Старом городе. О прогулках по нему «в полный цвет сирени» она позже напишет в одном из писем к своей чешской подруге Анне Тесковой. Журналистка и переводчица Тескова была одним из главных организаторов вечеров Чешско-русского сообщества, которые проходили в гостинице «Беранек» на ул. Белградской, 110/478 (метро И. П. Павлова). Цветаева близко подружилась с ней, несмотря на разницу в возрасте (Тескова была старше на 20 лет).

 Еврейское кладбище, Прага 1, vyletnik.cz

Также Марина Цветаева была нередкой гостьей на смиховском Малостранском кладбище (между улицами Пльзеньска и Врхлицкого). Уже тогда оно представляло собой тихий парк с надгробными памятниками, между которыми поэтесса бродила одна и читала письма своих друзей.

 Малостранское кладбище, Прага, Смихов. fototuristika.cz

В 1924 году у Цветаевой родился в Чехии долгожданный сын Георгий, которого родители ласково звали Муром. Тогда супруги уже проживали в небольшом местечке Вшеноры (дом 324). Сюда русские интеллигенты приезжали из Праги на творческие вечера, поэтому Цветаева не чувствовала себя одиноко.

 Марина Цветаева и Сергей Эфрон с дочерью Ариадной, Чехия, 1925 г.

Из-за тяжелой болезни Сергея Эфрона положение семьи изменилось. У поэтессы не получалось содержать семью, и друзья уговорили ее поехать с родными в Париж. Марина уехала с того же Вильсонова вокзала, на который приехала в 1922 году, с надеждой на то, что скоро вернется в Чехию. Но ее желанию не суждено было сбыться. В Париже поэтесса в крайней нужде прожила 14 лет, а потом вернулась в Россию, где в 1941 году она от безысходности наложила на себя руки. Прагу Марина Цветаева всегда вспоминала с любовью и тоской как город, где она была вдохновлена и счастлива:  «С щемящей нежностью вспоминаю Прагу... Ни один город мне так не врезался в сердце».

Экскурсии по местам Марины Цветаевой и русской культурной эмиграции начала ХХ века в Чехии проводит эскурсовод Арина Куликова. Ее статью «Русский Оксфорд в центре Европы» можно прочитать на сайте finparty.ru.

 

Рассказать всем:



Мобильная версия