01n 4 °C
Апокалипсис живьем: фотограф Андрей Кеззин в Праге

Апокалипсис живьем: фотограф Андрей Кеззин в Праге

Он променял грузовик на фотокамеру, фотошоп ¬– на живую плоть, а причесанные рутиной будни – на сказочную постапокалиптическую реальность. Его вторая экспозиция в Праге «LENINGRAD 2012. Герои апокалипсиса» осознанно страшная снаружи, но бесконечно добрая внутри. О том, откуда на питерских улицах берутся тролли, для чего на самом деле на съемках нужны швабры и чему учат дети, в интервью информационному порталу 420on.cz рассказал известный питерский фотограф Андрей Кеззин.
Апокалипсис живьем: фотограф Андрей Кеззин в Праге
Он променял грузовик на фотокамеру, фотошоп – на живую плоть, а причесанные рутиной будни – на сказочную постапокалиптическую реальность. Его вторая экспозиция в Праге «LENINGRAD 2012. Герои апокалипсиса» (Фоторепортаж с выставки) осознанно страшная снаружи, но бесконечно добрая внутри. О том, откуда на питерских улицах берутся тролли, для чего на самом деле на съемках нужны швабры и чему учат дети, в интервью информационному порталу 420on.cz  рассказал известный питерский фотограф Андрей Кеззин.
 
4 января в Доме национальных меньшинств в Праге открылась вторая за последние три месяца выставка фотографа Андрея Кеззина, получившая название по месту постоянной прописки самого автора, – «LENINGRAD 2012. Герои апокалипсиса».
 
35 фотографий, 3 года работы и никакого фотошопа, за исключением легкого «мейкапа» в виде цветокоррекции. Каждая работа – это многоплановое полотно размером до 5 метров (см. «Вечерняя поверка»).


«Вечерняя поверка», автор: Андрей Кеззин

Для того чтобы собрать всех персонажей в одном кадре, автору приходится не только выступать в роли фотографа, но еще и в экспресс-режиме пробегать все круги ада, подобно многострадальному Данте. Для масштабных работ (до 30 человек) от стульев и диванов ему приходится отрывать и будущих троллей, и их покорных создателей: стилистов, визажистов, реквизиторов и др. коллег по цеху. «Чем больше народу, тем веселее», – признается Андрей. Не об этом ли думал Иероним Босх, приступая к созданию легендарного многофигурного триптиха «Страшный суд»? К подобной босхианской масштабности, кстати, тяготеет и автор экспозиции «LENINGRAD 2012. Герои апокалипсиса». Но его личный Босх – пока только в планах.
 
В своих работах Андрей Кеззин рассказывает сказки о зубных феях и невыдуманные истории о людях, которые живут у нас за стеной и протирают с нами одни и те же вагоны. Через призму фантасмагории он высвечивает темные дороги современности, на которых бродят наши личные страхи и общественные пороки. Стоит нам свернуть в пустынную питерскую подворотню, как в воображении начинают возникать образы фантастических существ, которые органично вырастают на фоне сюрреалистичных улиц Ленинграда (см. «Темный Петербург»). Эти персонажи – персонифицированная эмоция, ощущение пространства, обличенное в живую плоть. Именно поэтому картины Андрея Кеззина реалистичны в своей фантасмагоричности: это не наивное чудачество, а реальность, вывернутая наизнанку умелыми руками художника, наделенного, к тому же, отменным чувством юмора (см. «Зубные феи»).


«Зубные феи», автор Андрей Кеззин

 
Андрей, как вы оказались в Праге со столь необычной экспозицией?

— Я сам удивлен. Я думал, что в Чехию меня не возьмут, но если и возьмут, то это никому не понравится. Благодаря друзьям из Сургута состоялась моя первая и вторая международные выставки. Это звучит немного абсурдно, но получается, что сургутская Академия фотографии организовала выставку питерскому фотографу в Праге.
 
А как вы пришли в фотографию?

— Мы решили серьезно подойти к вопросу и подсчитали, что в этом году я буду праздновать 10-летний юбилей. До этого я работал дальнобойщиком. Потом мы продали грузовик и купили фотоаппарат. Сначала был ад, потому что приходилось работать на свадьбах. Потом – голые женщины. Все через это проходят, только некоторые долго играются, ведь сиськи – это же клево. У меня очень много коммерческой работы – просто я ее не показываю. На выставке есть пара-тройка коммерческих фотографий, сделанных за деньги заказчика, но их не отличить от остальных (см. «Женские шалости»).


«Женские шалости», автор: Андрей Кеззин

 
Не хотелось ли пофантазировать на тему дороги?

— Романтика дороги есть только в кино или если ты не имеешь к этому никакого отношения. На самом деле дорога – это слишком страшно и тяжело. Это смертельное опасное ничто, когда просто едешь вперед и в пустоту. При этом надо слушать «Владимирский централ» (смеется).
 
Почему ваша новая выставка называется «LENINGRAD 2012. Герои апокалипсиса»?

— Изначально это был постапокалиптический проект. В 2012-м все бегали в ожидании конца света, и на эту тему мы сделали серию картинок. Сейчас название в принципе устарело, так как содержательно выставка шире первоначального замысла. Ленинграда здесь процентов двадцать, а все остальное – более свежие работы.
 
Самая дорогая для вас работа?

— В данный момент это фотография «Кое-что про любовь». Она сделана по мотивам картины Климта «Поцелуй». Для меня это не просто снимок, а начало нового творческого этапа. Если раньше была сказка, то потом романтика пошла. Что-то изнутри открылось – может, чакра какая? (смеется)

«Кое-что про любовь», автор Андрей Кезин

 
То есть в своих работах вы чувствуете, что проходите определенный внутренний путь?

— Да, началось. Вначале это было просто развлечение, а сейчас уже от этого не отделаться. Бывает сидишь – и картинка, картинка, картинка... А за ними мысли, мысли, мысли. И для того чтобы это остановить, приходится снимать.
 
Сколько стоят ваши работы?

— А сколько есть? (смеется) Вот, например, «Кое-что про любовь». Ценник порядка 4000 евро – разве это дорогая картина? Честно говоря, я не хотел бы ее продавать даже за эти деньги. Она очень важна для меня. К тому же для Питера – это не такие большие деньги.
 
А сколько вы тратите на съемки?
 
— Очень много. Некоторые из работ, выставленные в залах, сами по себе обходятся в два-три раза дороже, чем они собственно стоят. Например, картинка с Tiger Lillies выставлена за 1000 евро. Для того чтобы собрать все воедино, мне пришлось вложить в нее около 2000 евро. И опять же на ней настоящие Tiger Lillies. Мы не актеров замариновали.


«Tiger Lillies», автор: Андрей Кеззин

 
Как началось ваше сотрудничество с Tiger Lillies?
 
— Мы им сами написали. Они очень часто ездят в Россию и выступают в Петербурге один-два раза в год. С иностранцами договориться о съемке гораздо легче, чем с русскими. Какая-нибудь питерская мегазвезда Наташа устроит истерику: «Я буду сниматься только на своих условиях!», а Tiger Lilies пришли, поздоровались и согласились. Понятно, что они все равно смотрят на тебя, как «на м*дака», но не покажут этого никогда.
 
На ваших фотографиях появляются не только взрослые, но и дети. Как они реагируют на происходящее в студии? Что вы им говорите?

— В студию я детей не привожу, потому что все снимается вживую. Если взрослым объясняешь, рассказываешь и вводишь в роль, то с маленькими гораздо проще – они ведомые. Говоришь ему: «Стой здесь!». Он стоит, и с ним даже делать ничего не надо.
 
А как же выражение лица?

У меня есть фотография, на которой за столом сидит Дед Мороз, а вокруг него четыре ребенка (см. «Праздник к нам приходит»). Двое мелких перепугались так, что нарочно не придумаешь. Чтобы эмоция получилась натуральной, мы сначала загримировали «дедушку» и только потом привели детей в комнату. У них был шок! За столом, где все это снималось, сзади стояли мамы этих детей и швабрами прижимали их столу, чтобы те не убежали.


«Праздник к нам приходит», автор Андрей Кеззин

 
Экстремальные съемки…

— Для деток – да. Да и для некоторых взрослых тоже (смеется). Для меня все это большой детский сад. Пока внутри нас есть ребенок, жить веселее.
 
Что вы получаете от работы с детьми?

— Процесс подготовки занимает один-два месяца, а сами съемки длятся не более 10 минут. Этот навык пришел во время работы с малыми. Для одной из фотографий я снимал своего старшего и младшего сына (см. «Брат»). Петр, младшенький, после трех кадров заявил: «Я больше не хочу фотографироваться». Через 5-7 минут все дети не хотят фотографироваться. Это научило меня делать все очень быстро, пока всем весело и куражно.


«Брат», автор Андрей Кеззин

 
Вы не только фотосъемкой занимаетесь, но и клипы снимаете?

— Мы только начали снимать. Совместно со студией Fancy Shot была пробная работа со «Сплином» на песню «Мороз по коже». Сейчас меня пригласили в достаточно серьезную контору в Питере в качестве режиссера.
 
Вы бы хотели снять полнометражный фильм?

— Да, конечно. Когда сталкиваешься с работой в кино, то понимаешь, что фотография – жалкое ничто. Это такой уродливый брат-близнец кинематографа. Примитивный, простой и скучный. Единственное, в чем фотография превосходит все остальное, – она быстра для просмотра: посмотрел картинку и закрыл. Для кино же нужно выбрать время, а потом еще и осмыслить.
 
Не в этом ли заключается мастерство фотографа, чтобы в одном кадре уместить все то, что режиссер пытался сказать в целой картине?
 
— Да, но звук все равно должен быть (смеется).
 
Получается, что фотография как ни крути – уродливый брат-близнец?

— Да, еще к тому же и глухонемой. В кино есть звук. Герои могут плакать и двигаться. Это очень красиво.


«Темный Петербург», автор Андрей Кеззин

 
Вы уже думали над сюжетами для кино?
 
— У нас есть несколько готовых короткометражек. Мы сняли буктрейлер к книге Юлии Александровой «Собачий вальс». Для любительской работы очень неплохо получилось. На текст Юлии (она выступает у меня в качестве сценариста) сделали заставку к сериалу «Не счастье» по Шопенгауэру. Текст очень хороший. По сценарию кот попадает в сложные жизненные ситуации и должен философски к ним относиться. В качестве первой темы взяли «Хочу хотеть». Мы же всегда чего-то хотим и от того несчастны.
 
Есть планы на дальнейшую экспансию в Европу?
 
— Если возьмут, то с удовольствием. Я не подозревал, что мое творчество кому-то понравится в другой стране. Показал – и вот уже вторая выставка получилась. Причем кайфовая.
 
Выставка «LENINGRAD 2012. Герои апокалипсиса» открыта до 17 января 2014 года в галерее Дома национальных меньшинств (DNM, Vocelova 3, Praha 2, ст. I.P. Pavlova). Ежедневно с 8.00 до 22.00.
 

Фоторепортаж с выставки «LENINGRAD 2012. Герои апокалипсиса».
 
Рассказать всем:



Мобильная версия