Вадим Терентьев
15.12.20
09:25
4506
Тимур Сулейманов о кролике и свободе
Timur-suleymanov

У меня в студии живет кролик. Его зовут Борис Борисович. Весьма уважаемый член сообщества студии, претендующий, едва ли, не на звание логотипа и талисмана. Каждый день я открываю его клетку для того, чтобы дать еду. Он высовывает свою морду наружу из клетки и видно, что он готов дать дёру наружу, на свободу. Но слыша, как в его тарелку насыпается корм, он разворачивается и торопиться к тарелке. Свобода свободой, но режим питания важнее.

У меня дома жил попугай. Он прилетел сам, измученный и голодный, повелся на горсть семян в ладошке и дал себя поймать. Конечно же ему купили клетку и обеспечили содержанием. Ему даже позволили летать по квартире и совершать совершеннейшие безобразия. Как-то летом, когда эту наглую морду выгуливали на балконе, что-то пошло не так, клетка упала и открылась. Попугай улетел. Сейчас зима и я понимаю, что если у него не хватило ума прибиться к кому-то еще, то скорее всего он подох от голода и холода. Это была его цена свободы.

Мы все любим рассуждать о свободе. Это странное слово пленит нас и оправдывает наше унылое существование, хотя, в принципе, свободными, хоть бы в физическом нашем состоянии, мы никогда не станем. Попробуйте освободиться от от силы притяжения и воспарить над миром прыгнув с крыши. Попробуйте стать свободными от социума, призрев высказывание Энгельса о том, что человек животное социальное. Ну так себе эксперименты. Мне кажется вполне понятно, чем они закончатся.

Но есть нечто притягательное в этом слове, заставляющем многих из нас выпячивать из себя королеву Англии на бытовом уровне. Мол вот свобода - это главная идея моего существования. И вот уже необходимость нужности легко разменивается на непонятное слово, описывающее состояние, которого достичь никогда не получится. Хотя, если вдуматься, это слово манипулятор в руках тех, кто готов отправить миллионы умирать в окопы за идею. Даже не за саму свободу, но лишь за ее идею.

Я ничего не утверждаю, я просто рассуждаю. Меня порядком раздражали эти пляски вокруг непонятного слова, но теперь мне становится все больше индифферентно, поскольку для меня понятие той самой свободы все больше сводиться к внутреннему состоянию, нежели к каким-то внешним ее проявлениям. Но окончательного ответа я пока не нашел.

Фейсбук Тимура Сулемайнова / ссылка на оригинальный текст

Рассказать всем:
Читайте по теме
Главное


Полная версия сайта