01n -5 °C
Нужно ли в Чехии вводить евро?

Нужно ли в Чехии вводить евро?

Ирина 1530 0
Разговоры о том, что в Чехии – стране-члене Евросоюза – скоро введут евро, ведутся уже много лет. Большинство чехов к данной идее относятся скептически, многие – даже отрицательно.
Нужно ли в Чехии вводить евро?
Разговоры о том, что в Чехии стране-члене Евросоюза скоро введут евро, ведутся уже много лет. Большинство чехов к данной идее относятся скептически, многие даже отрицательно. Европейская валюта приводит к более полной интеграции в единую Европу, но в то же время лишает стран определенной самостоятельности. Всех плюсов и минусов не перечислишь. Мы решили опубликовать отрывки из интервью с национальным координатором Чехии по вопросам введения евро Олдржихом Дедкем, напечатанного в Lidové noviny 8 января 2015 года.
 

 
– Вы являетесь уполномоченным правительства по введению евро с марта 2007 года. В течение этих более чем 7 лет перспектива вступления в еврозону все больше отдалялась...

– В определенный момент перспективы введения евро были достаточно ясные. Это было в 2008 году, когда курс чешской кроны к евро очень сильно укреплялся. Экспортеры были сильно расстроены и пытались оказывать давление на тогдашнее правительство Мирка Тополанека, чтобы он с этим евро, наконец, что-то сделал. Премьер Тополанек тогда публично заявил, что правительство осенью объявит дату введения евро. Потом начался кризис в еврозоне. Весной 2009 года правительство Тополанека потеряло доверие Палаты депутатов – как раз во время председательства Чехии в ЕС. С амбициозными планами было покончено. С тех пор здесь преобладают отрицательные настроения как раз из-за долгового кризиса. Для того, чтобы побороть подобные настроения, государственные представители должны верить в проект евро, как это происходит, например, в прибалтийских странах.


 
– Для них формальное вступление в еврозону является очевидной выгодой, нам же в такой ситуации пришлось бы отказываться от собственной валютной политики.*

– В случае с Прибалтикой интересно взглянуть еще на одну вещь. Вопреки тому, что с экономической точки зрения им уже нечего было решать, необходимо было все еще убедить общественность в правильности выбора. Евро поддерживало около 50% населения. Сложившаяся ситуация представляла собой прямой вызов правительству – идти против давления общественного мнения и против разных предрассудков. Думаю, что это вызов и нашему правительству. Введение евро – это не чисто техническая проблема смены одной валюты на другую, но и  существенная политическая проблема. Необходимо идти против предрассудков и понимать, что люди всегда реагируют на все очень неоднозначно.

 
 
– Разве экономический и финансовый кризис не показал, что выгоднее иметь свою национальную валютную политику?

– Мне это видится обоюдоострым оружием. Кризис может случиться в любой стране ЕС. Если бы страны затеяли девальвацию своих национальных валют лишь для поддержки домашней экономики, мы бы оказались в 30-х годах прошлого столетия. Это называется «валютной войной» или конкурентной девальвацией. Страны в такой ситуации соревнуются друг с другом, кто быстрее получит выгоду с помощью более слабого курса собственной валюты, поддерживая домашний экспорт.


 
– Можно ли назвать ослабление кроны Чешским национальным банком конкурентной девальвацией? ЧНБ сообщает, что это всего лишь еще один способ поддержки ценовой стабильности в ситуации, когда кредитные ставки практически на нуле.

– Чешскому национальному банку было необходимо как-то оживить спрос. Его изначальная риторика, возможно, не была удачной. Регулятор пытался испугать граждан, чтобы они, наконец, начали тратить деньги. Целью же на самом деле было всего лишь остановить дефляцию, что правильно. Если бы возможность устроить девальвацию национальной валюты и таким образом решить свои собственные проблемы была и у других европейских стран, настала бы очень сложная ситуация. Я убежден в том, что одна из наиболее очевидных выгод введения евро – это как раз невозможность прибегать к конкурентной девальвации.


 
– Основной аргумент против введения евро – боязнь того, что вырастут цены. Это может быть связано и c самим введением банкнот и монет евро. С экономической точки зрения более логичной является боязнь роста цен из-за того, что придется догонять ценовой уровень более развитых стран еврозоны. Как Вы к этому относитесь?

– В реальности существуют  две самостоятельные проблемы. Первая заключается в том, что введение евро – значительное системное изменение, которое ряд предпринимателей может использовать для поднятия цен. Вторая же основана на предположении 
– если после введения евро, "замёрзнет" курсовый канал (kurzový kanál), то догонять придётся за счёт инфляции.
 
 
– Что уже во время расширения еврозоны и происходило...

– Данные говорят о том, что введение евро в отдельных странах не приводило к какому-то значительному ценовому росту. Последствия нового округления цен в евро ограничены. Наши словацкие коллеги, например, посчитали, что влияние данного фактора на инфляцию не достигло и 0,3%. Это незначительно.

 
 
– Условия введения евро – это так называемые Маастрихтские критерии, одобренные Евросоюзом. Критики говорят, что необходимо установить свои собственные критерии. Очень активным в этом направлении был Вацлав Клаус. Сначала нам следовало бы уравновесить силу нашей экономики, ценовой уровень, то есть достичь реальной конвергенции, сближения, а потом уже вступать в еврозону. Разве это не логично?

– Вацлав Клаус в реальности говорил о «чешсколипских» критериях. По моему мнению, вопрос должен звучать так – что поможет более быстрой конвергенции? То, что сохраним крону, или же то, что станем членом еврозоны? Известие о введении евро бы с радостью встретили предприниматели, экспортеры. Им евро облегчило бы планирование, избавило бы их от рисков, связанных с изменением курса. Сейчас им приходится все эти риски рассчитывать, что означает конкурентный недостаток. Единая валюта более привлекательна и для заграничных инвесторов, для которых необходимость все считать в кронах – препятствие. Евро может поддержать местных предпринимателей, что является большим импульсом к росту.


 
– Вы бы посоветовали чешским политикам установить дату вступления в еврозону?

– Мое экспертное мнение заключается в том, что, если страна соответствует Маастрихтским критериям, то вступление в еврозону, согласно европейским законам, действительно откладывать нельзя. Если придерживаться этой позиции, то какие-либо аргументы против ввода евро мы не найдем. С другой стороны, я согласен с политиками, что, если 70% граждан настроены по отношению к евро не очень позитивно, необходимо с обществом работать. Их нельзя запугивать, брякнуть им – вводим евро. Нужна определенная политическая подготовка, нужно все людям объяснить.


 
– Разве подобная осторожность – это не правильная стратегия?
 
– Правильная. Но тут еще есть другой вопрос: хочет ли Чехия быть членом интеграционного ядра Европейского союза? Что означает принимать участие в проекте евро «и в болезни, и в здравии».
 
 
* Литва, например, решение о переходе на евро приняла еще в 2005 году. В отличие от некоторых других европейских стран (например, Чехия и Польша), где валюта свободно меняла курс, литовский лит с 2002 года был привязан к евро, поэтому зависел от Европейского центрального банка. Литва перешла на евро 1 января 2015 года, Латвия - 1 января 2014 года, Эстония - 1 января 2011 года.
 
Рассказать всем:



Мобильная версия