03n -1 °C
Motor-Roller: «Мы – рок-банда и мы обязаны быть в андеграунде»

Motor-Roller: «Мы – рок-банда и мы обязаны быть в андеграунде»

Александр Титов 3612 0
Motor-Roller: «Мы – рок-банда и мы обязаны быть в андеграунде»
В современном мире количество различных музыкальных направлений настолько разнообразно, что порой возникает ощущение, будто новые жанры появляются ежедневно. Каждый человек выбирает музыку под себя, под свой характер. То, что нравится одному, не всегда примет другой, поэтому и говорят что "о вкусах не спорят". Но к счастью из правил есть исключения. Прошлой ночью нам посчастливилось впервые за долгое время услышать «честную» музыку. Не "пудренную", а красочную и живую. Верно будет подмечено: "У каждой группы есть свой уникальный стиль, есть свои хиты, любимые мелодии, а главное - характер, который создаётся годами". Группа Motor-Roller существует уже двадцать лет. 
 
Творческий путь коллектива берёт начало в городе Алма-Ата. На концертах у ребят только авторские песни, только своя музыка и только домашняя атмосфера. От регги до рока, через блюз и вечный рок-н-ролл. 
 
Свое двадцатилетие Motor-Roller решили отметить гастролями по Европе. Франкфурт-на-Майне, Кёльн, Мюнхен, Берлин и, к нашему счастью, Прага. 13 марта в небольшом клубе “Storm” в пражском районе Жижков, коллектив создал огромный праздник для своих слушателей. Команде информационного портала 420on.cz посчастливилось попасть на концерт, насладится песнями из нового альбома под названием "I ♡ Baranina" и пообщаться с солистом группы Motor-Roller Ильясом Аутовым.

Выражаем благодарность организатору концерта компании No Show Events, лично Гоше Рамишвили и Надежде Тэль.




фото: Владислав Дзюба


— Первое, что бы мы хотели у вас спросить: ваши музыкальные предпочтения? Что вы конкретно в последнее время слушаете?

— В последнее время я слушаю в основном классику. Видимо, я перешагнул какой-то уровень, а возможно и мировая музыкальная культура просто понизила свою планку. Ничего принципиально нового в музыкальных тенденциях я не вижу. Конечно, в звуках, в каких-то технических наворотах – да, есть. Видимо, я понял, что все равно правду надо искать в корнях, а корни – это классическая и народная музыка. Вот, поэтому так и случилось.



— А слушали ли вы каких-то чешских классических композиторов, например Сметану?

— Ну конечно. Одна из моих любимых вещей Сметаны – это «Родина». Я ее слушаю очень часто. И вообще мне чехи нравятся, но скорее в литературном плане. Зачитывался Гашеком, Чапека много читал, Йозеф Лада был в детстве любимым иллюстратором. И я помню: у меня была книжка «О хитрой куме-лисе». Я в детстве зачитывался ею и перечитывал много-много раз. И с самого детства вот эта любовь к Чехии – она всегда рисовалась для меня такой, какой-то полусказочной, где живут люди очень интересные. Со своей самобытной культурой, со своим языком, манерой общения, которая мне очень близка. Я приехал сюда и не обманулся в своих ожиданиях. Сегодня я походил по Праге и понял, что я, видимо, здесь когда-то уже был.


— Это ваша первая поездка в Прагу?

— Да. И я понял, что здесь такая свободная жизнь.


— Что запомнилось больше всего? Может быть, какие-то улицы, районы?

— Ну, Старый город, конечно же. Эти мощеные улицы, эти камни, многие закопчённые. Я просто шел и представлял: здесь ехали рыцари, шагали какие-то крестоносцы. Ну, фантазия-то бурно работает!


Фото: Архив группы Motor-roller


— А что еще понравилось?

— Еще очень понравилось чешское пиво. Очень вкусное пиво. И кухня хорошая. Мы пришли, пообедали, специально выбрали чешские блюда. В общем, я понял, что если бы меня спросили «где бы я хотел жить, либо где бы я хотел родиться?»,  наверное, одной из первых стран в этом списке была бы Чехия.


— А вообще, это ваше первое турне по Европе?

— Нет-нет, мы довольно часто ездим заграницу. Мы выступали в Финляндии, Турции, Эмиратах, Сингапуре, в Гонконге, большой разброс. Но такой, действительно, длительный тур по Европе – это впервые.


— Хорошо. Нам бы хотелось уточнить именно  про «разноплановость» вашей группы. У вас определенного стиля нет, у вас и регги, и патриотические песни. Как вообще вы можете охарактеризовать вашу деятельность в плане музыки? Или вы просто музыку любите и занимаетесь тем, чем сердце прикажет?

— Во-первых, у каждого в нашей группе есть свои предпочтения. Например, Асета (гитара, бэк-вокал) больше тяготит к хард-кору, к металлу, к тяжеляку, кого-то к прогрессивному року, а кто-то к более классическому року и т.д. А насчет «разноплановости» я скажу так: музыка – это поиск. Мы – ищем. Я считаю, если человек нашел что-то, то он умер.

Фото: Архив группы Motor-roller


— Пришел к «конечной точке», так сказать.

— Да. Говорят «ты поймал свою тему». Обычно если группы «поймали» свою тему, то вы сами знаете: они в скором времени «умирают», они кончаются.


— Да, или наплаву двигаются.

— Да, прошел какой-то короткий период, яркая вспышка, и все – они «умирают». Мы идем другим путем: мы ищем постоянно. Если мы ищем, значит, мы живем. Это мы не специально делаем (создаем вещи разноплановые), чтобы менять декорации и т.д. Как оно ложится, как оно приходит – а приходит оно откуда-то оттуда, даже не знаю, откуда-то сверху – это нельзя выбрасывать, это нельзя править. Как оно сверху тебе было дано, так ты и должен это исполнить, так ты и должен это показать людям. Потому что когда человек начинает вмешиваться в дела Господа бога, ничего из этого путного не выходит. Все равно, любое наитие – это рука божья, так считается. Мы все – транзисторы, которые ловят какие-то волны, и просто транслируем вот это все. Я в этом глубоко убежден. Человек сам мало на что способен. Он способен только…


— Что-то передавать, да?

— Он способен только становиться более «тонким» человеком, более человечным что ли. И это так в любом деле: будь ты физик, будь ты строитель, не знаю, кто угодно. Если ты будешь слушать себя в первую очередь, что ты на самом деле хочешь, и никого больше не слушать, никому не подражать, искать что-то свое, не смотреть ни на кого, выражать то, что выражает вселенная, которая внутри тебя, тогда и получится мир не однообразный, к которому мы сейчас все стремимся. Собственно, мы этой цели и добились: мир стал однообразен и скучен. Потому что приезжаешь в любую другую страну и как будто у себя дома находишься. Все то же самое, за исключением каких-то мелких незначительных вещей. Везде Макдональдсы, везде KFC и прочие вещи. Мы все уже «давным-давно живем в Америке», как спел Rammstein. Мы все живем в Америке. А я не хочу жить в Америке! Я хочу, чтобы Америка была в Америке, а, например, Прага была Прагой, Алма-Ата была Алма-Атой. Почему? Потому что это лень, прежде всего. Мы стремительно хотим быть ленивыми и ничего не делать.


Фото: Владислав Дзюба


— Наслаждаться жизнью?

— Да. А это приводит к чему? Это приводит к тому, что мы становимся безликой серой массой. Вот и все. Поэтому я за то, чтобы был эксперимент. Чтобы был эксперимент и чтобы мы это на сцене показывали.


— Следующий вопрос у нас про андеграунд. Нам кажется, прежде всего, вы – андеграунд группа. О вас не так много информации?

— Нет, на самом деле о нас очень много информации в интернете. И у нас регалии, которых немногие могут достичь.


— Но вообще в Казахстане вы считаетесь популярной группой?

— Да. В Казахстане мы считаемся популярной группой. А насчёт регалий, я, может быть, не то слово употребил «регалии». Например, вы знаете, кто такой Сергей Лукьяненко, да? Это писатель, автор «Ночного дозора», «Дневного дозора» и т.д. Так вот, в своей новой книге «Пророк и сумрак» он цитирует наши песни. Не очень многие группы могут этим похвастаться. Я могу перечислять, но это будет похоже на хвастовство. А в интернете нас очень хорошо знают. СМИ не пускают нас на экраны, я не знаю почему. Видимо, потому что сейчас там «балом правят» кто: голубые и лесбиянки, скажем так. Но мы – ни то и ни другое. Так получилось, извините, прошу прощения. Возможно поэтому. Возможно, потому что сейчас модно то, что модно. Такая тенденция, её кто-то поймал, и все подхватили и работают под одну дудку. Мы не вписываемся ни в одну из этих рамок. Поэтому. Но нас знает огромное количество людей. Зайдите на наш сайт, посмотрите на посещаемость нашего сайта и вы удивитесь (http://motor-roller.su/). Посмотрите, сколько человек посмотрело в интернете «Песню о войне», вы тоже удивитесь, какое количество народа посмотрело. И до сих пор пишут отзывы, причем пишут на клипы, которые были сняты 15 лет назад. Это о чём-то говорит. Я считаю, что это правильный путь. А почему андеграунд? Мы – рок-банда и мы обязаны быть в андеграунде. Это нормально. Потому что рок-н-ролл был всегда против официальных властей, против официальной политики. А официальные власти и официальная политика – это всегда неправильно.




— То есть рок – это бунт, прежде всего, да?

— Бунт не бунт, но протест.


— Бунт, это когда против правительства…

— Да, это когда идешь уже на баррикаду, а протест – он может быть разным. Ни одного нет человека на свете, который был бы доволен своим правительством. Кто-то чем-то обязательно всегда недоволен. А мы тем более недовольны. Мы должны быть в андеграунде.


— А можете рассказать про какие-нибудь андеграунд коллективы, группы, исполнителей из Казахстана?

— Начнём с того, что у нас Азия, азиатская страна, где всё идет по-другому, по другим законам. У нас всё гораздо медленнее. У нас любят долго попить чаю, поменьше поработать, поспать после обеда, всё размеренно. В силу этих причин, видимо, рок-н-ролл не очень развит, он вообще чужд. Рок-н-ролл – это не азиатская музыка, он чужд Азии. Возможно, исключение составляют только такие страны, как Япония, Корея. А в остальных странах, возьмём арабский мир, там вообще это считается…



Фото: Владислав Дзюба


— Даже в Иране есть «металл».

— Все равно это бесовская музыка. В той же Туркмении, например, Туркмен-баши запретил, в Таджикистане тоже запрещен рок-н-ролл. Все к нам побежали оттуда. В Казахстане не очень много рок-н-рольных групп и ребята, к большому сожалению, не верят в то, что можно пробиться в этой стране. Но мы доказали обратное – в Казахстане можно пробиться и из Казахстана можно выйти на мировую арену. Видимо, всё зависит от самого человека, как он сам свою жизнь наладит, какую цель он поставит себе, потому что «не боги горшки обжигают». Ничего нет невозможного, и я считаю, что мы выступаем не хуже, чем многие мировые звёзды по уровню. И, собственно, осознание этого вселяет в нас силу. Я говорю это, не хвастаясь, я говорю трезво, потому что мы двадцать лет занимаемся этим делом. Я, не боясь, выйду на одну сцену с любой звездой мирового уровня – даже дрожать коленки не будут –  и сделаю всё, что возможно, и будет не хуже, поверьте. Мы собирали стадионы, мы играли и в маленьких клубах, и всё было здорово. Вот. Ну, опять похвастался.


— У нас следующий вопрос по поводу Казахстана. Что вы можете посоветовать туристам, которые первый раз отправятся в Казахстан? Куда им необходимо заехать?

— Первым делом, наверное, в Алма-Ату, потому что это удивительный город, и он сочетает в себе и красоту гор, и красоту садов, и красоту степи. Там всё есть. Город с очень богатой историей. В этом городе был снят «Иван Грозный» Эйзенштейном. В этом городе жил Троцкий. Жириновский родом из нашего города, я, кстати, жил в соседнем доме. Его дом стоит до сих пор, вернее, квартира, в целости и сохранности, пустует. Нам говорят, что он готовит эту квартиру под музей. Ну и поесть нашей кухни, у нас очень интересная кухня. Потом можно поехать на Каспийское море, там тоже есть древние памятники, исторические. Причём, я ездил вдоль берега Каспийского моря, это город Атырау (бывший Гурьев) и рядом город Актау (бывший Шевченко). Там есть, например, подземные мечети – это очень большая редкость, подземные именно – VIII века, кажется. Там сохранились зороастрийские могилы, могилы крестоносцев и древнееврейские могилы. Откуда там всё это взялось, я не знаю. Но надо будет во всем этом разбираться. Там есть долина, которая была бывшим морем, там ездишь по морскому дну. Там есть долины, где приземляются летающие тарелки, есть долины, где камни все круглые, абсолютно! Нет, ни одного квадратного, все круглые камни, я это лично видел, как яйца динозавров. Ну и народ у нас всё-таки гостеприимный в Казахстане, незнакомого человека могут пригласить к себе домой переночевать. До сих пор такое культивируется, то есть в городе – нет, но в деревнях – да. Пригласят, накормят, напоят, спать уложат и проводят.


Фото: Архив группы Motor-roller


— Политический вопрос. Сейчас много разговоров по поводу кризиса России и Украины, как вы вообще на это всё смотрите?

— Я смотрю на это просто, как на обычное дело – когда заварушку устраивают (в данном случае американцы встряли, это всем понятно, уже всем известно). Всегда найдутся люди, которые хотят захватить власть, так называемая оппозиция. Если ей вовремя помочь в особо трудный период, а на Украине был трудный период, когда это случилось, американцы вовремя помогли, и началась большая шахматная игра между, собственно, Россией и не Украиной, а Америкой. Потому что Украина в данном случае была как шахматная фигура,  сейчас разыгрывается в этой партии. Я не хочу никого оскорбить, но это образно говоря. И мне очень жаль, потому что Украина замечательная страна, я там был и не раз. Мне очень нравится Киев, мне очень нравятся люди, у меня очень много друзей на Украине живет. И мне жаль, что опять из-за чьих-то вонючих амбиций страдают простые люди, обычные. Я не буду вдаваться в подробности, но схема известна. Она очень старая, даже древняя схема «взятие власти насильственным путём». И всё это неправильно, всё это мерзко, всё это отвратительно. Ну а теперь просто такие большие силы вклинились в эту игру, я не знаю, чем это закончится все. Дай бог это спустится «на тормозах» и закончится миром каким-то к всеобщему облегчению, потому что все напряжены сейчас. На нас это тоже сказывается. У нас все переживают за Украину в Казахстане, хотя мы очень далеко находимся, но все об этом говорят, все переживают. Потому что до сих пор все мы – братья, из стран бывшего СССР. Я не чувствую разницы. Ну, вот мы с вами сейчас разговариваем и абсолютно никакой разницы нет, согласитесь? Обычные люди хотят снова объединиться. Я, например, в идеале вижу, что мы будем жить в одной большой стране, но на самом деле хорошей стране, чтобы мы не ругали никого, не винили правительство, чтобы нам повезло, чтобы мы перестали страдать и кричать: «Опять сволочь какая-то у власти!»


— Достигли идеи и шли на развитие, например, да?

— Ну, в общем-то, да, как-то вот так. Я понимаю, что у меня топорный язык, но может чувства и передадутся мои.


— Ну и последний вопрос. Хотели у вас уточнить по поводу истории создания песен «От Бишкека до Алма-Аты» и про «150 кг».

— Даже не знаю, меня многие спрашивают: «Это твоя жена? Она на самом деле была у тебя такая толстая – весом в 150 кг? Это личный опыт твой?». Я говорю, да нет, ребята, личный опыт – это одно, а это просто…


Фото: Архив 420on.cz



— Вообще, откуда это всё взялось?

— Я не знаю, откуда это всё берётся. И «От Бишкека до Алма-Аты» я тоже не знаю, откуда берется, но, видимо, это опять-таки из детства, я очень часто ездил по этой трассе. В Киргизии есть замечательное озеро Иссык Куль, которому 2 млн. лет. Оно было известно на весь Советский Союз, курорт изумительный. И дорога именно такая, она какая-то очень древняя и какая-то языческая, сказочная дорога. Вот это всё в совокупности и дало в итоге такие переживания, которые вылились в эту песню. И любовь весом в 150 кг, тоже не знаю, откуда взялась. Однажды я вдруг понял: действительно, нет некрасивых женщин, есть женщины, которые себя считают некрасивыми. И если они будут считать себя красивыми, всё встанет на свои места, всё будет замечательно. И я захотел сочинить гимн для толстушек, чтобы они поняли, что большое тело тоже красиво. Что доказал Питер Пауль Рубенс, который писал больших женщин, в теле, вот таких вот рубенсовских женщин, они же красивые все. И вот видимо так. В общем, мы с Рубенсом заодно.




— Спасибо вам большое, разговор был интересным.

— Спасибо вам ребята.


 
Рассказать всем:
Последние новости:



Мобильная версия