10d 18 °C
Российский стрит-фотограф Залман Шкляр: «Фотография должна заставить человека задуматься»

Российский стрит-фотограф Залман Шкляр: «Фотография должна заставить человека задуматься»

Maria Rogatneva 1373 4
На прошлой неделе в пражской галерее «Заградник» открылась персональная выставка Залмана Шкляра «Симфония улиц». Она продлится по 18 июня. Вы можете увидеть десятки монохромных работ, пожалуй, одного из самых выдающихся современных стрит-фотографов России.
Российский стрит-фотограф Залман Шкляр: «Фотография должна заставить человека задуматься»

Подробнее о выставке читайте здесь.

 

– Залман, рады приветствовать вас в Праге. Более того, на вашей персональной выставке. Скажите, вы впервые в Чехии или уже путешествовали и знакомы с этой страной, с Прагой?

– С Прагой я на самом деле очень связан. Был здесь 13 лет назад, в свадебном путешествии. Это был подарок моей мамы. Мы с женой приехали в Прагу буквально на 5 дней, и я, конечно, влюбился в этот город безумно. На меня он произвел впечатление винтажного, красивого и тогда еще чистого города. И мне все это запало в память.

– А город изменился за эти 13 лет? Вы говорите, что раньше в Праге было чище..?

– 100%. Архитектура та же, безусловно, но мостовые стали менее чистыми. Правильнее сказать, не более грязными, а менее чистыми. Ну и больше машин стало. Это я заметил.

– Прага – хорошая площадка для стрит-фотографии, на ваш взгляд? Почему?

– За эти годы я поснимал центральные города Европы: есть города, которые похожи друг на друга. Или совпадают по одному архитектурному стилю. Прага напоминает чем-то и Краков и в то же время Вену. Какая-то смешанная вещь. Я буквально вчера попал здесь в непогоду, весь промок до нитки, но был с камерой и увидел, что все люди с зонтиками, и начал снимать черно-белое, там не могло быть цвета. А с другой стороны, сегодня вышел – и такая шикарная погода позволила мне «увидеть» Прагу в цвете. Есть города, которые исключительно цвет, а есть города, которые в основном (кстати, в России или Германии) только монохром. А та же Венеция – это чисто цвет, однозначно. И вот Прагу я бы отнес все-таки к категории цветных городов. Это такой метафизический город.

– А как вы определяете, что эта фотография будет ч/б, а эта в цвете?

– Я выбираю атмосферой. Вот Россия для меня, честно скажу, не цветная страна. Понятно, что можно снимать природу, солнышко и так далее, но по своему характеру она психоделическая страна. Я много провожу времени, особенно в Москве: я там живу и понимаю, что урбанистические по природе своей места – больше не цветные, а черно-белые. Именно по своему психотипу. Понятное дело, что позитив можно найти во всем, нет вопросов, но Россия у меня все-таки ассоциируется с монохромностью.

Может быть, потому, что в советской школе фотографии было больше выразительной монохромности, поэтичности. И если посмотреть на философскую литературу, советских фотографов, в основном все они анализируют именно черно-белую фотографию. Да и чешская фотографическая литература в принципе тоже шла по этому пути. Но когда путешествуешь, посещаешь другие страны и государства, то уже видишь, что каждый город соответствует своему психотипу: цветному или черно-белому. Вот я недавно был в Афинах и сначала у меня было такое ощущение – вот просто кошмар: все черно-белое, все. Начал снимать, вечер поснимал черно-белым, а на следующий день утром вышел и увидел цвет. И я дней 15 был в Греции, и все это время видел только цвет. Весь стрит вышел цветной. И не хуже, чем Венеция даже. Этот город для меня раскрылся и показал все свои точки, грани цвета.

– Вы занимаетесь стрит-фотографией уже больше 20 лет. Как нашли свою нишу в фотоискусстве? И почему выбор пал именно на стрит-фотографию?

– Наверное, я фотографирую уже 25 лет. А насчет выбора жанра… Вспомните времена, когда появились первые мыльницы Kodak: мы же снимали все подряд, и вот это все что угодно и есть стрит. Это был такой трешовый стрит. На улице я снимал все. Поэтому можно сказать, что уличная фотография у меня всегда была. Кстати, одна из первых фотографий в мире – изображение улицы Луи Дагером (Louis Daguerre), середина 19 века, бульвара дюТампль. Это, конечно, игра слов и понятий, но стрит в моем понимании – не какая-то четкая формула, не правило. Нельзя подгонять уличную фотографию под какие-то правила вообще. Она в разных выражениях, подходах. У Георгия Пинхасова  и у Бориса Савельева, например,  метафизическая фотография улиц, а есть классика «советского» выражения улицы (советский стрит, соцреализм), есть также формалистические подходы к уличной фотографии… Их огромное количество. Я лично не заморачиваюсь с  направлением. Мне нравится в определенную минуту вот такое видение, и я его снимаю.

 

– Но тем не менее в ваших фотоработах прослеживается определенный узнаваемый стиль. Как долго вы к этому шли? Когда этот стиль стал прорисовываться?

– Стиль есть. Мне об этом все чаще и чаще в последнее время говорят. Честно, я об этом никогда не задумывался, пока мне не стали говорить. От того, что прослеживается в работах «моя рука», мне становится как-то неудобно. Почему? Потому что на самом деле одна из главных задач, которую ставит перед собой фотограф, – найти свой стиль. А сейчас, когда у меня вырабатывается свой стиль, я понимаю, что начинаю быть замкнутым на нем. А это плохо. Фотограф не должен быть замкнутым на чем-то одном. Это становится собственным клише. Поэтому стиль – это и хорошо, и плохо. Все в одном.

– С чего вы начинали: каким был ваш первый фотоаппарат, откуда он у  вас появился?

– Мой дядя увлекался фотографией, он всю жизнь фотографировал, и детство мое прошло с другом, который тоже увлекался фотографией. Первым моим фотоаппаратом был «Смена-8М». И как-то постепенно, постепенно я начал жить фотографией.

– Вы на пленку снимаете или на цифру?

– У меня есть проект, связанный с евреями. Часть этого проекта связана с иудейским обрядом Капарот, ритуалом перед Днем Искупления. Это я снимал на черно-белую пленку. А, с другой стороны, в Цфате, я использовал цифровой фотоаппарат, когда снимал в закрытых районах, куда ни одного туриста не пустят. И там у меня только цвет.

– Чтобы показать во всей красе, то, что, возможно, никогда не увидишь вживую?

- Да. Вообще, выбор цветовой гаммы плотно связан с человеческой эмоцией. Монохром – он более проникновенный. Знаете, когда я сюда ехал, то понял кое-что, очень важное для себя: в фотографии есть не то что два подхода, а есть две категории: первая – в том, что фотографию можно созерцать, и таких фотографий много: те же пейзажики, цветочки – зрителю они нравятся, он созерцает, ему приятно. А есть категория фоторабот, когда человек пытается понять фотографию. И для фотографа важно снимать именно для той категории зрителя, которая не только созерцает, а которая пытается ее понять. Зритель прямо погружается в фотографию, входит в нее и не только технически анализирует, а понимает ее психологию. Фотография должна заставить человека задуматься. Это важно. Это самое главное.

– Как вы видите эти фантастические ракурсы? Как настолько точно и метко ловите момент?

– Знаете, сегодня в FaceBook один из моих «друзей» написал мне много похвальных слов, и я ему ответил: «Я только исполнитель. Я не создатель фотографии». Я верующий человек, и каждый кадр для меня – подарок сверху, от Творца. Можно часами стоять на месте, ждать, и в итоге ничего не будет. А можно за минуту создать шедевр, потому что сверху тебе «раскрылось» и получился этот кадр. Либо заслужил, либо не заслужил. Я так считаю.

Мы можем выстроить технически свой взгляд, можем настроить себя, но по факту – это просто приобретенный опыт. На самом-то деле все зависит не от меня, а от того, с кем я имею взаимоотношения и насколько я Его люблю и честно Ему служу. И первый шаг должен делать я, потому что… не нужно скрупулезно к чему-то готовиться, это не даст таких результатов, как просто попросить у Всевышнего помощи в каком-то благом деле. Не нужно всегда полагаться только на себя, на свои знания и умения. Я когда «вхожу» в фотографию, начинаю работать, я прошу Всевышнего, чтобы он помог мне.

– Как давно вы это поняли?

– Фотография – это один из способов служения. Наш мир очень многогранен, и фотография – просто один из аспектов увидеть этот мир. Мы можем смотреть на этот мир и не видеть его. А я как фотограф должен видеть мир проникновенно, по-другому, более глубоко. Я обязан. Потому что наш мир очень красив. Очень.

 

 

– Скажите, а вы самокритичный человек, именно в своем творчестве?

– Очень. Очень самокритичный.

– А как вы с этим справляетесь?

– Болезненно. (Улыбается.) Потому что представьте себе красивый цветок, который вы любите: он стоит в вазе, и вы должны взять его и выбросить, невзирая на свои чувства. Вот так же и с фотографией. Проводится оценка, самокритичная оценка, и ты начинаешь придираться к таким мелочам, что многие их даже не заметят. Но ты все равно придираешься. А с опытом это все становится еще острее, ведь за плечами – масса прочитанной специализированной  литературы.

– Название у вашей выставки говорящее  – «Симфония улиц». Вы его выбирали? Для наших читателей расскажите немного об этой выставке.

– В каждой стране у выставки – разные названия. Потому что разные выставки, их наполнение. Есть, конечно, некоторые работы, которые повторяются, есть те, которые не повторяются, новые. В Праге представлен уличный футбол, он вообще выставлен впервые. Эти снимки никто не видел, и даже те ребята, которые там изображены, тоже эти кадры не видели. Так сложилось.

– Уверена, что большинство героев ваших работ порой даже не догадывается, что их можно увидеть на выставках по всему миру. Как вы обычно работаете? Стараетесь остаться незамеченным или наоборот?

– Я люблю погружаться в толпу, в самую гущу. И тогда люди меня не замечают, хотя я высокий. Но это психология взаимоотношений. Создать некую атмосферу вокруг себя, когда ты становишься незаметным... Я к этому пришел интуитивно. Конечно, есть и те, у кого я спрашивал разрешения на съемку. Это все индивидуально.

 

Залман Шкляр специализируется на стрит-фотографии. Его главные направления – уличное фото с элементами авангарда и нуара, а также документальные фотографии. Шкляр много путешествует и демонстрирует свои работы из разных стран на многочисленных выставках. В Москве, где он живет и работает, фотограф основал собственное фотоагентство ZS Photo Agency. Залман Шкляр входит в известные ассоциации Street Level Photography association, World Street Photography оrganisation, Союз фотохудожников России. Он занимает должность главного редактора интернет-журнала «Фотокультура» и входит в старейший московский фотоклуб «Новатор».

На выставке «Симфония улиц» вы сможете увидеть одни из самых интересных фоторабот Шкляра, сделанные в России, Израиле, Хорватии, Австрии, Голландии и Латвии. Благодаря необычным ракурсам вы взглянете на уличный мир по-другому и, возможно, откроете для себя то, чего раньше не замечали.

Посмотреть эти и другие работы автора можно также на сайте photozalman.ru

Рассказать всем:
Последние новости:


Мобильная версия