01n 5 °C
Игорь Золотарев: «Никто не избавится от своих корней и, более того, не станет от этого счастливей»

Игорь Золотарев: «Никто не избавится от своих корней и, более того, не станет от этого счастливей»

Marek Pokorný 2290 0
Интервью с председателем правления общественной организации «Русская традиция» в Чехии.
Игорь Золотарев: «Никто не избавится от своих корней и, более того, не станет от этого счастливей»

Игорь Золотарев – председатель правления общественной организации «Русская традиция» (РТ), главный «рупор» которой – небезызвестный журнал «Русское слово» – не являясь полностью коммерческим проектом – занимается популяризацией традиций русской эмиграции начала XX века. Некоторые проекты РТ выходят далеко за рамки издательской деятельности.


– Игорь, расскажите, как все начиналось?

– В 2001 году мы по стандартам чешского законодательства создали общественную организацию «Русская традиция», которая занималась и до сих пор занимается организацией культурных и общественных мероприятий, продолжающих традиции русской эмиграции. Журнал «Русское слово», ее главный печатный орган, начал выходить в 2003 году.


  У истоков «Русской традиции» стояли люди, которые хорошо знали историю и жизнь русских в Чехословакии и в целом в Европе после 1917 года. 


Они знали, какую богатую и интересную общественную жизнь вели тогда русские в эмиграции. Нам было на что опираться. Так что история этой организации началась еще задолго до 2000-х. Просто в 80-х годах, а потом и после перестройки, небольшие мероприятия, проходившие в частном порядке, неформальные встречи, которые устраивали русские эмигранты, начали приобретать более конкретную форму.
 



–  Расскажите немного об этой жизни русской эмиграции первой волны.
 
– В эмиграции у русских, начиная с самой первой волны, послереволюционной, существовали практически все институты от детского сада до кладбища. Детские сады, школы, вузы, научные и литературные кружки, клубы, издательства, газеты, различные театры и прочее, вплоть до церквей и кладбищ. Повторять нечто подобное сейчас необходимости нет, но примеры того, как русские организовывали свою жизнь за границей, общались  не только внутри своей среды, но и пересекались с чешской, вызывают большое уважение  со стороны чехов. Вот это и было главным для нас примером. Тем богатым опытом, который мы считали возможным использовать.


  В своих журнальных статьях, книгах и других видах деятельности мы постоянно обращаемся к этому опыту, показывая, что русский человек, находящийся в силу различных обстоятельств вне своей родины,  может полноценно работать, творить, приносить пользу своей среде и, если он действительно достигает каких-то больших результатов, то это польза и для России, и для всего мира.


–  Не кажется ли вам, что с годами образ русского эмигранта изменился?
 
–  Возможно, но эмиграция первой волны также была очень разнообразной. Выехал очень большой срез общества, люди разных профессий и интересов, в том числе политических. Точно также было и с последующими волнами эмиграции. Вторая большая волна эмиграции была послевоенная, после Второй мировой войны, потом была относительно большая волна в 70-е годы после Хельсинских соглашений, когда Советский Союз вынужден был открыть границы для свободного перемещения хотя по бы по принципу родственных связей. Ну, и, конечно, 90-е годы, когда уже стало возможным практически беспрепятственно перемещаться. Поэтому, если отвечать на ваш вопрос, анализируя, каким является сегодня русское общество вне пределов России, опять повторюсь: оно очень разношерстное. И так было всегда. То есть ничего особенно не изменилось.

Среди новых приезжих в Чехии мы все еще находим очень много своих сторонников, хотя это часть незначительная по сравнению с тем, что было в начале 90-х годов.  Люди после приезда через несколько лет начинают искать новую среду, совпадающую с их культурными и политическими взглядами и приоритетами, и находят, например, нас.


– Тогда не могли бы вы как-то обозначить эти культурные и политические взгляды и приоритеты?

– Во-первых, мы разделяем общедемократические принципы современной Европы, жизненные ценности европейцев, их взгляды на культуру, образование и религию, на место всего этого в жизни обычного человека. Один из основополагающих принципов – многообразие и толерантность. То есть ситуация, когда общественные проявления людей не организуются по приказу свыше,  а зарождаются сами, потом исчезают куда-то, если нет в этом потребности, потом возникают новые и так далее. Организация должна быть просто формальной.

То, чем мы занимаемся, также можно назвать свободной общественной деятельностью. Мы не являемся рупором ни государства, ни каких-то политических партий, мы выражаем интересы вот того круга людей, с которым мы общаемся и который либо входит в нашу организацию, либо примыкает к ней. Потому что организация не является субъектом со строгими законами и правилами членства. Членство, как таковое, у нас есть, но оно исключительно добровольное. Мы довольно часто также организовываем публичные лекции, выставки, концерты для членов организации и просто широкой общественности. Это тоже способ выражения определенных взглядов.


– Расскажите немного о себе. Вы родились в Чехии? Как здесь складывалась жизнь русскоговорящих?

– Нет, я приехал в Чехословакию в 76-м году после окончания Московского государственного университета за своей женой, чешкой по национальности. Здесь я сразу поступил в НИИ АН Чехии (Научно-исследовательский институт Академии наук Чехии), где до сих пор работаю. Я приехал, зная буквально два-три слова. Поэтому первые годы пришлось потратить лишь на ознакомление с окружающей средой. Спустя примерно 5 лет я уже начал обрастать кругом знакомых, как русских, так и чешских.


– Вы считаете себя в большей степени русским или уже, возможно, чехом?

 
– Я считаю себя русским. Тот, кто думает, что сможет сменить свою национальность подобно тому, как меняют пиджак, глубоко ошибается. Есть такие люди, которые в силу различных причин считают, что им будет гораздо проще жить, если они будут говорить о себе, что они чехи, будут стараться интересоваться только тем, что имеет какой-то чешский оттенок. Вольному воля. Но я думаю, что никто никогда не сможет избавиться от того, с чем он родился.

Другое дело, как в себе человек  может сочетать культуру своей родины и страны, в которую он переехал. И это чисто практический интерес, ведь нужно знать среду, в которой ты живешь, языки.


  Для того, чтобы быть успешным в работе, профессии, нужно знать и понимать историю, культуру народа, который живет в стране. Без уважения к этому ничего не получится. Нужно находить какие-то ценности в той среде, в которой ты оказался, ведь насильно тебя здесь никто не держит, ты сам выбрал здесь жить. 


И все это должно быть подобрано в правильных пропорциях. У каждого они свои.
 
В любом случае: никто не избавится от своих корней и, более того, не станет от этого счастливей.


– Как я понимаю, подобные взгляды находят отражение и в журнале «Русское слово». Расскажите немного о журнальных темах, рубриках. Какие из них можно назвать, например, основополагающими, программными?

Безусловно. Что касается направления и тем журнала, которые сейчас более-менее устоялись за последние годы, то все они все очень нужны и важны. То, без чего мы бы не могли обойтись, мне кажется, это -  история, культура и наследие русской эмиграции. Это действительно те корни, без которых нам нечем было бы питаться. Но не только это.

На страницах «Русского слова» мы рассказываем о современной жизни как в России, так и в Чехии, о культурных явлениях обеих стран. Для нас история русской эмиграции – не самоцель, а инструмент.

 
– То есть вы, по сути, помогаете русским найти место под солнцем за пределами родины или же, наоборот, помогаете им поддерживать связь с Россией?
 
Ни то и ни другое. Наши оценки явлений даже во многом расходятся с тем, как принято думать в России. Степень же интеграции в чешское общество во многом зависит от тех задач, которые себе ставит каждый конкретный человек. В Европе русская культура всегда развивалась по своему пути. Именно это и находит отражение в нашем журнале.


 
 
– Где можно купить «Русское слово»?
 
Журнал распространяется через киоски, которые продают иностранную литературу, прессу, через традиционные дистрибьюторские сети (CZPRESS, Mediaprint & Kapa Pressegrosso). У них есть киоски в разных городах. В Праге, например, такие точки продаж можно найти на Вацлавской площади. Журнал также рассылается по подписке, его можно получить у нас в редакции, в Доме национальных меньшинств. Свежие номера мы продаем, старые номера, которые у нас остаются, распространяются либо на наших мероприятиях, либо на стояке в фойе у входа. Книжки наши продаются в книжных магазинах Kanzelsberger, Neo Luxor, Academia.
 
Рассказать всем:



Мобильная версия