01n -4 °C
Известный поэт, писатель и политик Олжасс Сулейменов: «Казахстан заслужил право быть членом Совета Безопасности»

Известный поэт, писатель и политик Олжасс Сулейменов: «Казахстан заслужил право быть членом Совета Безопасности»

Victorija Gudovskaya 2385 0
Самый известный казахстанский поэт наших дней, писатель, лингвист, общественный деятель, дипломат и политик. Мы представляем интервью Олжаса Омаровича Сулейменова, которому в этом году исполняется (ин-шалла) 80 лет.
 Известный поэт, писатель и политик Олжасс Сулейменов: «Казахстан заслужил право быть членом Совета Безопасности»

Именно он образовал первое в СССР Антиядерное Движение «Невада-Семипалатинск», которое в октябре 1989 года остановило ядерные испытания на Семипалатинском и Новоземельском полигонах Советского Союза. С 1995 года по 2014 был первым Послом Республики Казахстан в Италии, Греции, на Мальте, Постоянным представителем РК при ЮНЕСКО. Сегодня руководит Ассоциацией творческих союзов Республики и частным Фондом «Культура». Его книги переведены на ряд языков мира. Недавно в Америке издан сборник стихов «Зеленая пустыня».

Корр. – В этом году Казахстан отмечает 25-летие своей Независимости. Вы стояли у истоков становления казахстанской государственности. Будучи депутатом Верховного Совета СССР с 1998 года по декабрь 1991-го принимали участие в процессе подготовки и принятия Декларации Независимости (16 декабря 1991 г.). Расскажите, что, на Ваш взгляд, удалось достичь Казахстану за эти годы?

О.С. – После развала СССР реакция распада продолжилась почти во всех частях бывшей державы. Сепаратизм, гражданские войны, столкновения новых государств между собой. Всего этого удалось избежать многонациональному Казахстану. Мы сохранили единство, твердо обозначили международно признанные границы. Из обломков советской экономики создали свою, казахстанскую, которая пока ориентирована на доходы от продажи сырья (нефти, газа, металлов, урана, зерна) и потому переживает ныне кризисные трудности. Они заставляют нас перестраиваться, развивать в будущем перерабатывающее производство. Уверен, что и это нам удастся.

Корр. – 28 февраля 2016 г. исполнилось 27 лет со дня возникновения Антиядерного Движения «Невада-Семипалатинск». Какие отдельные эпизоды его истории Вам наиболее памятны?

О.С. – Я, конечно, помню все числа, даты, эпизоды нашей борьбы, но назову несколько наиболее показательных. В 1989 году Военно-промышленный комплекс СССР запланировал 18 подземных испытаний на Семипалатинском полигоне. Движение остановило 11 из них. Только 7 удалось произвести. Последнее, седьмое, – 19 октября 1988 г. Участники нашего Движения – 130 тысяч шахтеров Караганды объявили забастовку. «Если будет произведен еще один взрыв, забастовка станет бессрочной. К ней присоединятся рабочие всех областей Казахстана!»

Эту резолюцию шахтерского митинга я привез в Москву, выступил с ней с трибуны Верховного Совета и призвал депутатов поддержать требование «Невады-Семипалатинска». В тот день Верховный Совет принял Постановление: «Правительству СССР рассмотреть вопрос о закрытии Семипалатинского испытательного полигона».

Правительство тянуло с рассмотрением почти два года. Хотя взрывов больше не было.

29 августа 1991 года Президент КазССР Н. Назарбаев своим Указом закрыл Семипалатинский полигон, и начался международный мораторий. В 1992 г. остановились испытания в США («Невада»), затем на атолле Муруроа в Тихом океане, где испытывала Франция, затем в Китае («Лоб-Нор»).

Корр. – Как Вы можете прокомментировать Соглашение «О создании Международного банка низкообогащенного урана МАГАТЭ в РК»?

О.С. – Движение не сразу выступило с ответом на этот вопрос. Человечество еще долго будет нуждаться в энергии «мирного атома» (к сожалению), пока ученые не создадут безотходную АЭС. «Старые» АЭС еще будут строиться в разных краях земли. И если в этих «разных краях» начнут сами производить топливные таблетки, это где-то может привести к производству «оружейного материала». Поэтому рациональней кажется предложение МАГАТЭ – производство топливных таблеток для новых АЭС доверить США и России, а хранить их в одном месте в банке Топлива, который согласился принять Казахстан, хорошо знающий проблему Атома и, как никто, заинтересованный в ее нераспространении по миру.

Корр. – Как Вы знаете, с 31 марта по 1 апреля 2016 года в Вашингтоне прошел Саммит по ядерной безопасности. Как бы Вы прокомментировали итоги Саммита?

О.С. – На этой встрече в Вашингтоне подведены итоги проделанной в мире работе после предыдущего Сеульского Саммита. За два года ликвидирован большой объем высокообогащенного урана, свыше 30 стран приняли национальные обязательства в области ядерной безопасности. Президент Н. Назарбаев отчитался о проделанной в Республике работе совместно с МАГАТЭ. И в свете последних аварий на АЭС, особенно на «Фукусиме», Н. Назарбаев сформулировал принципы, соблюдение которых послужит укреплению безопасности ядерного производства мирной энергии. Назарбаев предложил активизировать реализацию в перспективе Всеобщей Декларации безъядерного мира, что стало бы важнейшим шагом на пути к Конвенции по ядерному оружию. Наш Президент внес предложение собираться на таких Саммитах чаще, каждые два года. И один из будущих провести в нашей столице – в Астане.

Корр. – Казахстан является кандидатом на место непостоянного члена Совета Безопасности ООН на 2017-2018 годы. Как Вы оцениваете повестку членства Казахстана в данной структуре?

О.С. – Казахстан своим активным участием в напряженной международной жизни, на мой взгляд, вполне заслужил право быть членом Совета Безопасности, пусть пока и непостоянным членом. На этом ответственном, видном месте Казахстан способен более продуктивно продвигать вопросы ядерного разоружения, Всеобщей Декларации безъядерного мира. Признаться, меня больше всего интересует именно эта повестка – членство Казахстана. Но, конечно, кроме этой, наработано много других, в реализации которых позиция Казахстана была бы необходима и продуктивна.

 

Рассказать всем:



Мобильная версия