Cookies помогают нам предоставлять наши услуги. Используя наши услуги, вы соглашаетесь с использованием наших cookies.

«Родители — за Путина. Не верят мне, что это война». Анонимная история россиянки, живущей в Чехии

Партнер рубрики:
12:25
5695
Назовем ее, например, Тамара. Живет в Чехии, а ее родители — в России. Она против вторжения, но они ———-— доверяют Путину. И даже слова «вторжение» сказать не могут — кто знает, что с ними будет? «Чешское радио» взяло интервью о семье, разделенной взглядами на войну, о русских, которые боятся, что если они встанут на защиту своей родины, то за ними кто-то придет.

«Родители — за Путина. Не верят мне, что это война». Анонимная история россиянки, живущей в Чехии

«— Почему вы хотите говорить анонимно?

— Мы все боимся. Я бы предпочла не светиться, так как за нами правда могут прийти. Даже за простыми гражданами — их могут посадить. За политические взгляды. Но я определенно не согласна с вторжением».

 

В связи со вторжением России в Украину вы сейчас столкнулись с одной очень интересной историей здесь, в Чехии. О чем она?

Это история молодой девушки, которая прожила здесь около 10-ти лет. Она гражданка Российской Федерации, уже некоторое время живет здесь одна, а ее родители и вся семья все еще в России. Мне это показалось интересным. Сейчас много говорят об историях украинских беженцев, и это, конечно, правильно, но меня также интересовал взгляд человека, который здесь живет, наблюдает российское вторжение и при этом имеет в России семью, которая, возможно, по логическим причинам — из-за массированной пропаганды, имеет другую точку зрения.

 

Они воспринимают все совсем по-другому?

Совершенно по-другому. Что, наверное, самое сложное в семейных отношениях.

 

Как вы с ней связались?

Ее контакт мне дала подруга, с которой они много лет знакомы.  В какие-то кружки вместе ходили, на подработки. Она хотела рассказать мне свою историю при условии, что я не буду называть имя. Даже написала мне после интервью с просьбой изменить ее голос, потому что друзья предупредили ее, что российские спецслужбы могут найти ее и так. Она боялась — это был настоящий, осязаемый страх не только подвергать опасности себя, но и семью, живущую в России. Я думаю, что ее самая большая забота в данный момент в том, чтобы с ними ничего не случилось, если она выскажется.

 

Как эта девушка оказалась в Чехии? Она здесь учится, работает?

Сейчас она работает здесь и все еще учится в университете.

 

Вы говорили, что она здесь уже 10 лет.

10 лет. Приехала сюда в возрасте четырнадцати лет, ходила в начальную школу, в старшую школу, а теперь в университет.
 

«Я всегда хотела попробовать что-то такое. И родители предложили мне поехать в Чехию поучиться за границей. Просто попробовать другую жизнь, поэтому я и решилась. И я все еще здесь. Прошло почти 10 лет»

Она о всегда хотела приключений, попробовать что-то самостоятельно — родители ее в этом поддерживали. У них были очень хорошие отношения. Девушка рассказала, что не сбегала от своей семьи — родители решение одобрили и сказали, почему бы и нет, интересный жизненный опыт, «так что ты поезжай в Чехию». Вероятно, они подумали, что Чехия — безопасная страна, поэтому помогли ей найти здесь какое-то жилье, чтобы она могла остаться здесь.

 

Она живет в Праге?

Да, но Россия по-прежнему остается ее родиной. Однако она не может сейчас там жить, потому что у нее другие взгляды. В нашей стране есть свобода слова, которой там абсолютно нет.

«В обычных условиях я, наверное, жила бы там, но я не согласна с режимом и предпочитаю оставаться здесь. Тут есть разные мнения, все еще действует свобода слова и мы можем говорить открыто. Я не могу представить это там».

Конечно, родители поддерживали ее материально. Она сказала, что у нее есть счет в Сбербанке, но посмеялась, что сегодня он ей уже не нужен, слава богу, ведь она уже финансово независима. Но раньше, конечно, родители присылали ей деньги. Здесь у них были знакомые, который ей помогали — чем-то похоже на программу Au Pair.

Однако теперь, когда у них может и хорошие отношения, как вы сказали, но есть и раскол относительно мнения о российском вторжении в Украину.

Обе стороны видят это совершенно по-разному. Вероятно, они не перестают общаться, потому что они все же родственники, но она вмешиваться не будет. Говорит, что объяснять бесполезно.

«Они поддерживают. И я не совсем понимаю, почему. Но в то же время мне ясно, что российская пропаганда настолько сильна, что действительно сложно разобрать, где правда, а где ложь».

На самом деле, когда она приехала сюда в возрасте четырнадцати лет, ей потребовалось около двух лет, чтобы понять, что все, что ей говорили дома в России, может быть неправдой. Она объяснила, что в четырнадцать лет не интересовалась политикой, а когда нужно было что-то узнать, логично было спросить у родителей. 

Потому что, куда бы мы ни пошли детьми, мы спрашиваем у родителей, в чем правда, какое их мнение об этом. И что, например, еще в школе здесь, в Чехии, одноклассники спрашивали ее о какой-то российской политике, а в ответ она ничего не могла сказать. Поэтому позвонила и спросила у родителей, а после того, как высказала мнение в школе, одноклассники с ней не согласились. 

Она была открыта к новой точке зрения и это начало ее беспокоить — не может же быть столько несогласных, может, в этом что-то есть? Начала искать какие-то независимые источники и узнавать.

«Я говорила себе — есть шанс, что они правы. Почему у них совершенно другое мнение? Как будто что-то не так. Так что я начала искать разные источники, читать статьи, как-то следить, и мне потребовалось, наверное, два года, чтобы прийти в себя и понять, что такое пропаганда, а что нет». 

[Родственники] звонили и просили ее снять наличку, прятаться где-нибудь в подвале, не выходить на улицу, не разговаривать на улице, что ее выгонят с работы и из университета. Им казалось, что ее действительно будут преследовать и угрожать. В эти минуты она не знала, что делать. 

 

Она пыталась их убедить, что картина происходящего в Украине отличается от того, что они видят на российском государственном телевидении, из прокремлевских СМИ?

Она не пыталась, и я знаю, почему. Я тоже ее спросила, думала ли она о том, чтобы ее родители приехали сюда и имели доступ к каким-то открытым СМИ, свободной информации, — поменяли ли бы они свои взгляды? Она объяснила мне, что, возможно, так и было бы, но на это действительно уйдут годы.

 

Потому что и ей самой потребовалось время.

Да. И все же, чем старше человек, чем дольше он живет в этой реальности, тем сложнее поменять его мнение и тем больше ему может понадобиться времени, чтобы действительно перевернуть все в голове.

 

А значит есть еще и проблема в том, что она говорит родителям, вот война, вот российская агрессия. И они повторяют тот русский пропагандистский дезинформационный нарратив: нет, украинцы виноваты, мы просто едем туда помогать нашим местным согражданам, нашим друзьям, нашим друзьям. Это то, что она слышит от своих родителей?

Да, все верно. Они абсолютно верят в режим Путина. В то, что говорит президент Путин, и в то, что  Россия поступила правильно, когда она вторглась в Украину.

 

Так это как-то нарушило их хорошие отношения?

Я так не думаю. Скорее они так опасаются, что даже не хотят много говорить об этом по телефону, ведь сейчас в России действует новый закон, и если кто-то расскажет о вторжении в Украину, скажет иное, чем официальные новости, ему грозит до пятнадцати лет лишения свободы и другие наказания. Так что я думаю, что она действительно напугана. Мы даже не можем назвать имя, потому что пообещали. Это был настоящий страх.

 

И боится ли она, например, того, что чехи будут вменять ей коллективную вину? Мол, в том, что происходит на Украине, виноваты все россияне. Сталкивается ли она с оскорблениями, осуждениями и так далее?

Она сама сказала мне, что еще не сталкивалась с этим, но это могло быть и потому, что она жила в определенном «социальном пузыре». Но некоторые знакомые, которые живут здесь и тоже из России, например, уже сталкивались с словесными оскорблениями или негативом в социальных сетях. Но она совсем не встречала такого. Сказала, что у нее был другой опыт, что чешские друзья полушутя ей сказали: если что, звони мне. У нас есть хороший погреб, мы тебя там спрячем, накормим и все. Они смеются, но предлагают ей какую-то помощь, поддержку. Однако мы знаем, что нападение на русских действительно происходит в Чехии в данный момент. Но у нее самой нет личного опыта.

 

Если мы знаем, что это происходит, насколько это большая проблема? Как часто такое происходит?

Я думаю, что такая проблема будет нарастать. С тем, как это все затянется, в каком стрессе будут люди, как они будут истощены, снизится уровень сочувствия и начнутся трудности. И, конечно, проще всего найти виновного, который здесь, ведь Путин — далеко. Но здесь живут русские, и я думаю, когда смотрела новости, что самые серьезные ситуации, наверное, случаются, когда есть традиционно большие русские общины, такие как Карловы Вары. Мы уже несколько раз слышали, что там портят российские витрины. Людей оскорбляют, а  русские и так боятся иногда разговаривать на улице, чтобы не статью мишенью нападок. К сожалению, по Чехии идет «мода», когда некоторые магазины, гостиницы заявляют во всеуслышание, что они не обслуживают русских и беларусов. Или же те должны подтвердить то, что они против Путина, и тогда будет хоть какой-то разговор.  Это, конечно, очень опасно.

«Угрозы, словесные оскорбления, вандализм, а также неоказание помощи или необслуживание в магазине… Умрите, русские, оккупанты!».

 

Это также, вероятно, перетекает в интернет-среду, в социальные сети. Например, вы заметили какие-либо агрессивные комментарии?

Это правда, что такие вещи расползаются по социальным сетям, потому что там каждый из нас — героем, когда его не видно. Одно дело — сказать кому-то в глаза, другое — написать что-то анонимно. Но у меня есть ощущение, что это только наполовину правда. Как нынешние фейковые новости о том, что беженцы здесь делают или, наоборот, не делают, какие они неблагодарные или что-то в этом роде, это все ерунда. Так что, на мой взгляд, верно только наполовину то, что «все русские, в свою очередь, плохие и что поддерживают здесь политику Путина».

 

Известны ли случаи, когда полиции приходилось разрешать конфликты между гражданами Чехии и России после начала войны на Украине?

Судя по тому, что я наблюдала, полиция еще не сталкивалась с физическими нападениями, ничего подобного. Но была немного комичная ситуация. Недалеко от дома, где я живу, много лет был магазин под названием «Русские деликатесы». А недавно я проходила мимо и заметила, что он уже называется «Международные». Так что, возможно, люди пытаются предотвратить ненависть с помощью переименований. Но физическое насилие или нападение — такого не замечала.

 

Могут ли русские, проживающие в Чехии, на которых нападают граждане Чехии, хотя они тоже на стороне Украины, обратиться за помощью? Поделиться собственным опытом с кем-то?

Безусловно, существуют различные направления кризисного вмешательства, к которым можно обратиться. И, конечно же, психологи, психотерапевты говорят, что есть рост спроса, будь то чехи, русские или украинцы, которым нужна  помощь в связи с происходящим, — конечно, растет тревога, панические атаки. Это логично, когда война так близка, она фактически затрагивает повседневную реальность именно этих людей.

 

Вас интересовало, есть ли среди русского меньшинства в Чехии лица, которые, наоборот, поддерживают то, что делает Россия?

Я разговаривала с Евгенией Чигаловой, членом Правительственного совета по делам русского меньшинства. Она сказала, что в течение двух лет группы были остро настроены друг против друга. Три года назад  ее просили попробовать сгладить углы, но она сама признается, что у нее не получилось, наоборот, вроде бы становится все хуже.

И на самом деле было интересно услышать от нее, что это было тоже примерно 50 на 50. Здесь есть русские, и в основном это молодые русские, которые ходят на демонстрации и находятся там бок о бок с чехами, с украинцами. Они настроены против войны, проявляют свою гражданскую позицию. Но в то же время есть и большая группа, которая, наоборот, поддерживает политику Путина и другого мнения слышать не хочет. 

 

Источник с полной версией статьи: irozhlas.cz


Следите за главными новостями Чехии вместе с 420on.cz в удобном для Вас формате:

  • Youtube – Что делать беженцу из Украины в Чехии? Пошаговая инструкция
  • Youtube – обсуждение новостей и дискуссии
  • Facebook – обсуждение новостей и дискуссии
  • Instagram – фото и видео новости каждый день
  • Telegram – короткий дайджест новостей за день


Последние новости:


популярное