Cookies помогают нам предоставлять наши услуги. Используя наши услуги, вы соглашаетесь с использованием наших cookies.

Когда фраза «Лучше, чем под обстрелами» — оправдывает почти все. Истории читателей 420on из Чехии

Партнер рубрики:
11:39
2510
Это уже пятая часть рубрики «Как война и санкции повлияли на читателей 420on». Мы благодарим всех, кто делится наболевшим и откровенно рассказывает о своих трудностях, чтобы пролить свет на реалии тех, кто проживает в Чехии сегодня.

Когда фраза «Лучше, чем под обстрелами» — оправдывает почти все. Истории читателей 420on из Чехии

Дисклеймер: Редакция только доносит письма читателей до широкой аудитории и не имеет возможность проверить информацию на достоверность. 

Истории, которые вы нам прислали, публикуем ниже:

 

Криптотрейдер из Украины в Чехии — чешский банк заблокировал счёт, с которого шла помощь родственникам:

«Мне пришлось впервые в жизни столкнуться с подобной ситуацией»

 

«Я из Украины, живу и работаю в Чешской Республике с 2017 года.  

Мне 51 год. Я здесь одна, моя дочь и вся моя семья остались на Украине. Когда уезжала, планировала остаться здесь и получить ВНЖ. 

Я не жалуюсь на свою работу, хотя отношение к нам как к людям третьего сорта. Мы никогда не будем своими среди чужих. На одном предприятии и в одном отделе мне нужно работать по 12 часов в день, чтобы иметь ту же зарплату, что чех имеет за 7,5 часов. Однако я хочу рассказать не об этом, нужно жить, зарабатывать и чувствовать себя уверенно.

Дело вот в чем: банк ČSOB заблокировал мой счет. 

Я являюсь криптотрейдером  — это не запрещено законом, это мои риски и я никогда на это не жаловалась. Также я помогаю своей семье на Украине, отправляя им помощь. Но для банка это показалось подозрительным и они полностью заблокировали мой счет. Я встречалась с менеджерами и директором отделения, рассказала им все о своих транзакциях (я работаю с криптой не первый год), показала платформы, на которых работаю. Но банк потребовал полный доступ к моим кошелькам трейдера, а также к кошелькам тех, кому я отправляю монеты. (То есть логин, пароль, пин).  И это при том, что каждый банк предупреждает о мошенничестве и напоминает о том, что мы никому не должны давать доступ к своему аккаунту.  

Однако, как говорят «воз и ныне там». Я открыла еще один счет в другом банке mBank, но и там после первой транзакции счет заблокировали. Я не понимаю, что происходит. 

Уверена в том, что если бы я была рожденной в Чехии или Европе, то никто не блокировал бы мне счет. Я говорила со многими финансовыми независимыми консультантами и никто из них не видит ничего подозрительного в моих транзакциях или действиях. Но я человек третьего мира и поэтому ко мне относятся с подозрением.

Я не знаю, нужно ли мне открыть еще один счет в банке для дальнейшей жизни, или это также будет заблокировано. 

Вот так чешские банки идут навстречу и помогают украинцам в это непростое время. Мне пришлось впервые в жизни столкнуться с подобной ситуацией. 

Не знаю, будет ли разблокирован мой счет или банк конфискует мои деньги, но осадок в душе очень неприятный.

 


Журналистка из Украины в Чехии — не может найти ни жилье, ни работу:

«Знаете, это “лучше, чем под обстрелами” часто оправдывает почти все. Хоть и не должно»

 

«Мы из Украины. Сейчас это звучит одновременно и гордо, и очень больно. Я с детьми была вынуждена оставить дом, родные места и бежать почти за три тысячи километров. Это страшно. Неизвестность, боязнь за будущее детей, отсутствие уверенности в завтрашнем дне — на одной чаше весов, и постоянные обстрелы, сообщения, что кто-то из близких ранен, убит, что дом друзей разрушен — с другой. И в этом полнейшем отсутствии выбора ты вынужден выбирать! Особенно сложно, когда на руках две дочки (моим красоткам 5 и 9 лет), когда понимаешь, что муж останется под обстрелами в Харькове (да, я из того самого Харькова и той самой Салтовки). Почти без денег, без понимания, куда едем, лишь с документами и парой белья — так мы приехали на вокзал в Харькове 21 марта. В это время мои дети уже почти месяц слышали обстрелы, научились различать «к нам» или «от нас» и быстро прятаться в очень условно безопасном коридоре.

Вокзал. Говорят, в первые дни после начала войны был ужас. Мы ехали, когда уже несколько сотен тысяч людей покинули город. С посадкой и местом проблем не было. И работники железной дороги старались, чтобы было удобно, насколько это возможно. Но чувство, что ты беженец, какой-то липкий привкус неправильности всего происходящего преследует каждого. Это начинается в момент принятия окончательного решения о том, что нужно уезжать, и не оставляет потом никогда, даже когда вы уже находитесь в благополучной Европе.

Поезд «Харьков — Львов» (он, вообще, до Рахова, но мы вышли во Львове).

Далее — автобус до Перемышля. С автобусом была накладка. Почти 9 часов мы провели на границе под открытым небом. По какой-то причине автобус долго досматривали, хотя, в итоге, все оказалось нормально. Но это 9 часов в поле, с двумя детьми и в холоде. Но, конечно, лучше, чем под обстрелами. Знаете, это «лучше, чем под обстрелами» часто оправдывает почти все. Хоть и не должно.

Перемышль. Одна ночь в лагере для беженцев. Комфорт сомнительный, но спасибо полякам: за такой промежуток времени наладить прием огромного количества людей — это круто. Правда, спасибо.

Утром едем в Прагу. Ещё несколько лет назад мы с мужем были в этом городе-сказке. Это была наша первая заграничная поездка и, фактически, маленький (3 дня) медовый месяц. Наверное, это и стало причиной выбора Чехии сейчас. В Праге мы переночевали у знакомого. Очень тесно, у него совсем крохотная квартира. Спасибо, что приютил. Дальше — к волонтёрам. И вот мы уже в дороге в Карловарский край. Я когда-то очень хотела здесь побывать. Но представляла это путешествие при других обстоятельствах.

Расселение в одном из отелей Velká Hled'sebe. Я благодарна всем, кто помогал. Хозяин внимательный. Позже мы даже познакомились с его родителями и детьми. Это важно, что люди относятся к тебе по-человечески. Так началась наша жизнь в Чехии.

А вот с работой сразу начались сложности. Я педагог по образованию. Хотя есть и журналистский опыт. Специфика региона, где нас поселили, особая — это курортный край. С моей специальностью здесь особо делать нечего. А я хочу работать. Во-первых, чтобы не сидеть на шее государства, которое и так много сделало для меня и моих детей. Во-вторых, я хочу дать своим детям то, чего их лишила война — детство. А, согласитесь, пицца раз в пару недель и поход в музей на выходные — не такие уж и высокие запросы. Но это требует средств.

Конечно, мой диплом нужно подтвердить в Чехии. Сейчас мы все втроём учим чешский язык. Дети немного начали учить его ещё до войны, в Харькове (мы рассматривали возможность их обучения здесь). Но это было всего несколько уроков. А я учу «с нуля». И слушаю онлайн-курсы по педагогике. Да, сложно.

Но я все смогу. Мне это нужно.

Очень сложно порой с двумя вещами. Во-первых, это постоянные переписки по электронной почте. Не скажу, что это плохо или хорошо. Просто непривычно. В Украине большинство информации можно получить по телефону. Здесь — больше почта. Вторая сложность, с которой пришлось столкнуться, это медицина. Моя младшая дочь быстро хватает простуду и тяжело ее переносит. А здесь врачи, очень «спокойно» относятся к таким вопросам. Но я же знаю специфику своего ребенка! Стоит же иногда слушать, что пытается сказать мать! Но, как говорится, все хорошо, что хорошо заканчивается. Пережили и это.

Вы спросите, хочу ли я оставаться в Чехии. Мне очень нравится эта страна. И, в свое время, мы даже обсуждали с мужем вопрос переезда. Но сейчас так хочется домой! Не знаю. Думаю, никто не скажет сейчас наверняка, будет ли он возвращаться или останется здесь. 

Факторов много: будет ли там работа или я буду работать уже здесь, будут ли условия для учебы и нормальной жизни детей. В конце концов, будет ли цел наш дом. Сегодня утром разговаривала с мужем по телефону: обстрелы продолжаются.

Конечно, многое зависит от работы. Жилье, учеба, медицинская помощь — многие вопросы можно решить, если есть заработок. До войны мы неплохо жили. Не скажу, что не знали ни в чем проблем. Но могли позволить водить детей в театры, кафе, ездить на прогулки на своей машине. Это казалось вполне нормальным. А сейчас становится мечтой.

Сейчас ищу жилье. И работу. Думаю ехать в центральные регионы: так мой шанс найти работу и жилье возрастает. Муж старается помогать. Но он, фактически, тоже потерял работу. И эта полная неопределенность и неуверенность в заработке очень напрягает.

Война заставила пересмотреть многое. Ценности, приоритеты потребностей, какие-то взгляды на жизнь. Война отфильтровала друзей. Нет, настоящие друзья остались. Война просто обозначила, кто друг, а кто таковым только «числился».

Война разделила жизнь на «до» и «после». Теперь моя задача — чтобы это  «после» было хорошим. Хотя бы для моих дочек.

►Послесловие к этому письму:

Мы одни в вашей стране, пока нам некуда возвращаться, так как наш город бомбят каждый день. Мы живем в Марианских лазнях, нас переселяют из отеля в отель. Найти жилье здесь не возможно. Дети посещают адаптационные группы. Я волонтёрю в школе. Не могу найти ничего по жилью и работе, а при работе горничной не на кого оставить детей. Я пишу на двух языках — украинский и русский, учу чешский. Есть опыт работы на местном ТВ. Готова работать.

Контакты Екатерины, если хотите предложить помощь или совет с жильем или работой:

[email protected] 


 

Преподаватель психологии из Беларуси — теперь не может поступить в аспирантуру в Брно:

«Со многими знакомыми из России общение прекратилось в принципе. С родственниками из Украины стараюсь поддерживать связь»

 

«Меня зовут Алексей, работаю преподавателем по психологии в университете Минска. Война в Украине очень сильно ударила морально и по планам на будущее. Как ни странно, но по кошельку ударила не сильнее чем в 2008, но я думаю всё еще впереди. 

В целом отношение беларусов к россиянам еще больше ухудшилось, хотя, опять-таки, не считаю правильным обобщать граждан всей страны, но эмоционально такому обобщению противиться сложно. Со многими знакомыми из России общение прекратилось в принципе. С родственниками из Украины стараюсь поддерживать связь. 

Многие беларусы негодуют, почему на них так же как и на россиян наложили санкции, потому что по сути Беларусь — оккупированная территория, и когда РФ окончательно присоединит Беларусь — вопрос времени. Все чаще в Минске и других городах можно встретить российские флаги, благо букв Z пока еще не видел. 

Очень жаль, что некоторые санкции касаются обычных людей, которые против режима, но ничего не могут ему противопоставить, и при этом совсем не касаются людей, оккупировавших власть. 

Были планы вместе с подругой выучить чешский и наконец поступить в аспирантуру в Брно, но по мнению МИД Чехии, если лишить обычных белорусов возможности получить чешскую визу, то это каким-то образом поможет закончиться войне.

Надеюсь эта бессмысленная война когда-нибудь закончится». 


 

►Всем, кто прислал истории — спасибо, что вы откликнулись так быстро. 

Так честно и искреннее рассказали все, что чувствуете, и что с вами происходит. Вы помогаете нам и другим читателям составить полную картину происходящего.

 

►Берегите себя и продолжайте присылать нам истории на [email protected]

Чем можно поделиться в письме:

— Откуда вы и как давно приехали в Чехию? Сколько вам лет? Планируете ли оставаться после всех событий в Чехии и почему? Как у вас дела с ВНЖ-ПМЖ, учебой в этой стране?

— Что стало с вашей работой? Изменились ли условия и размер заработка?

— Возросли ли расходы на жизнь в Чехии? Что стало хуже (или лучше)? Что с вашим арендодателем, недвижимостью в Чехии?

— Как это коснулось ваших близких и лично вас? Как вы общаетесь? Что изменилось в жизни? Расскажите нам все, что посчитаете нужным.

 


Следите за главными новостями Чехии вместе с 420on.cz в удобном для Вас формате:

YouTube – Что делать беженцу из Украины в Чехии? Пошаговая инструкция

YouTube – полезная информация в видео формате

Telegram – короткий дайджест новостей за день

Facebook – обсуждение новостей и дискуссии

Instagram – фото и видео новости каждый день



Последние новости:


популярное