Владимир Борода – советский хиппи и чешский герой без гражданства

25 февраля 2014
12:58
10668
«Я родился в Омске в 1958 году. 22 октября в 6 часов утра с первыми звуками гимна. Мама испугалась и начала рожать. Может быть, поэтому я не очень люблю все советское», – полушутя начал свой рассказ Владимир Борода, а для своих просто Володя. Глядя в его добрые глаза, с трудом можно поверить в то, что за плечами у этого человека шесть лет советских лагерей, бегство в Европу и многолетняя борьба за место под солнцем в Чехии. Первый советский хиппи и герой без гражданства рассказал нам о современном конформизме, латентном чешском национализме и о том, почему в чешском МВД его знают лично.

 
— Владимир, как вы впервые познакомились с хиппи?
 
 Как-то на пляже я украл джинсы и, когда стал их продавать, обнаружился хозяин. Я начал смотреть, в какую сторону бежать, а он сказал, что если мне это нужнее, то пусть остаются. Мне было неполных 16 лет. Он дал свой адрес. Я несколько раз сходил к нему в гости. Думал, что это за придурки такие. Осенью он пришел ко мне с рюкзаком и говорит: «Мы хотим поехать. Хочешь с нами?». Видимо, чувствовал, что мое мелкоуголовное окружение сильно меня тяготило, прежде всего, своей конкурентностью: кто выше на стенку пописает. У хиппов этого не было.

— Куда вас занесло знакомство с новым окружением?
 
— Мы четыре года тусовались. Причем ездили не стопом, а чаще всего поездом (по Сибири трудно ездить стопом). Два-три билета покупали в складчину. Рюкзаки отдавали тем, у кого билеты, а остальные – кто как. В теплое время на поезд чаще всего садились так. Ждешь, когда состав тронется, в руках держишь бутылку кефира или пива, потом догоняешь и запрыгиваешь. Видел, например, что это пятый вагон, – спрашиваешь у проводника: «Девятый в какую сторону?». Он тебя отправляет в нужном направлении, так как искренне уверен, что ты выходил за этим пивом или кефиром. Если едешь в прохладную пору и на тебе куртка, то или пристраиваешься к кому-то, или ненадолго переходишь в другой вагон. Бывало, ловили: выкинут и все. Милицию не вызывали. Говоришь: «Студент. Отстал. Потерялся. Обокрали».

 
— Где вам удалось побывать вместе с друзьями-хиппи?
 
— Были мы в Средней Азии во всех пяти республиках и пол Сибири до Читы проехали. Были на Байкале, Алтае, на Белуху ходили. В Сибири зарабатывали калымом в бригаде. За эти четыре года лично я три раза был в спецприемниках, потому что без документов ездил. Затянуло. В отличие от туристов, у нас не было целей приехать туда-то и увидеть то-то. Один из нашей компании был распределен на границу с Афганистаном в Памире. Когда мы были в Ташкенте, возникла мысль, а почему бы туда не махнуть. Как оказалось, наш приятель работал на свинарнике: не доверили ему ни автомат, ни границу охранять. Неделю мы жили на чердаке свинарника. С собой были гитара и флейты. К нам приходили солдаты. Самое интересное, что когда нас поймали, военные по каким-то причинам не захотели мараться и вызвали милицию. Кого-то отпустили, а я без документов в спецприемник поехал. Потом сбежал оттуда. И так три раза: Красноярск, Душанбе и Ашхабад.

 
— А как сложилась судьба у других членов тусовки?
 
— Самоубийство, алкоголь, наркотики. Я понимаю, что это от безысходности: люди живут в таких условиях, и ничего поменять не в силах. Я, например, считаю себя сильным человеком. Меня и жена считает сильным. Смог порвать и уехать. У меня нет ненависти к той среде. Есть нелюбовь. Нелюбовь – даже не в связи с тем, что со мною произошло, а потому что общество не приемлет свободу не только чужую, но и свою. Люди, как котик из мультика: «Зачем нам Таити? Нас и здесь хорошо кормят».

 
— Но на Западе людей-конформистов тоже много…
 
— Да, но на Западе люди прекрасно понимают, что ты можешь быть другим, и это твое право. Это разница между российским обществом и западным. На Западе быдла хватает, но оно знает свое место. Оно может считать тебя придурком, но вместе с тем признает за тобой право быть придурком. Когда я издал книгу «Зазаборный роман. Записки пассажира», через интернет мне написали несколько людей с очень интересными судьбами. Один на воздушном шаре улетел в Финляндию и сейчас в Америке живет, или человек, который спрыгнул с парохода и уплыл. Есть и такие люди на свете.

 
— Шесть лет вы провели в местах не столь отдаленных и издали уже упомянутую книгу-автобиографию «Зазаборный роман». Вы начали писать ее, будучи в лагере?
 
— В лагере я начал писать ее в голове. И до сих пор я пишу книги так же: сначала полностью проигрываю в голове до мелких деталей. Я рассказывал роман несколько раз в хипповых коммунках. Книга выкристаллизировалась до глав. Когда мы приехали первый раз на Канары, я за три месяца полностью ее написал. Это был 1994 год, а в России книга впервые вышла в 2010 году. До этого там никто не хотел публиковать. Чаще всего говорили: «Вы станьте известным, а потом уже к нам приходите». Я считал личным долгом донести эту книгу, чтобы люди увидели, что те, кто зверствовал в лагере, не немецкие фашисты и не пришельцы с Марса. Это люди, которые утром ребеночка в лобик целовали, а вечером по пути домой еще вспоминали, что молока купить надо. Это самое страшное: в лагере работали самые обычные люди, которые живут среди нас.

 
— Вы говорили, что в лагерь вас отправили за антисоветскую пропаганду по 70-й статье. Как сотрудники КГБ вышли на вас и решили, что обычные подростки заслуживают такого строгого наказания?
 
— В 1978 году мы зависли в Ростове-на-Дону. В городе был институт водного транспорта, где находился один из первых ксероксов. Наш приятель-хиппарь работал там ночным сторожем. Однажды мы зашли туда и наксерили сколько нужно. Печатали куски из декларации прав человека в каком-то щенячьем восторге. Потом раскидали все по домам. 95 процентов людей отнесли наши листовки в КГБ, а оставшихся пять вызвали и допросили, почему они не настучали. Все множительные устройства в СССР были зарегистрированы. Сотрудники КГБ быстро нашли тот институт. В этот момент, видимо, они и решили заработать себе погоны, ордена, квартиры. Посчитали, что вышли на какую-то группу, связанную с Западом, у которой есть радиостанция и взрывчатка. За нами стали следить.

 
— Почему кэгэбэшники вас сразу не взяли? 
 
— Если бы сразу схватили, осудили бы по 130-й: клевета. Мы бы получили по году-два. Но за нами следили четыре месяца и, когда поняли, что у нас ничего нет, очень разочаровались – ни погоны, ни квартиры не получат. 25 мая ночью нас очень жестко задержали. Причину не сказали, посадили в машину и оправили в КГБ. Наш главный сразу сказал: во всем сознаемся, говорим, что не знали, и нас сразу раздернули в боксы. Мои документы потеряли. Все поехали в тюрьму, а меня в спецприемник отправили. Я был там месяц. Далее в следственный изолятор. Потом суд. Я не верил, что столько дадут, потому что, даже с точки зрения советских законов, мы практически ничего не сделали. На 70-ю статью не тянуло «Антисоветсткая агитация и пропаганда», и я искренне считал, что на суде ее переквалифицируют. В итоге я и еще двое получили по шесть лет. Часть из наших, кто постарше, по 7-8 лет. Когда я сказал следователю, что Брежнев подписал декларацию, он мне ответил: «Мало ли что он с дуру подписал. А вы-то куда лезли?».
 
— Все это кажется варварством каким-то…
 
— Я согласен с тем, что варварство. Но то, что происходит в современной России: с Навальным, Болотной и т.д. – то же самое. В Чехии у тех, кто не захватил коммунизм, в голове не укладывается: как это в современной России за то, что вышли на демонстрацию... Здесь несколько лет назад полиция очень жестко разогнала фестиваль техномузыки. Результат: у здания МВД полгода стояла сцена, на которой самыми мягкими словами были «fuck off, policie». Курилась марихуана, пелись песни, висел плакат, что бить за музыку – это фашизм. И никого пальцем не тронули, потому что Чехия, в отличие от России, – демократическое государство в данном отношении. Люди имеют право сказать свое «фи».

 
— История с Ходорковским – лишнее тому доказательство?
 
Если не брать во внимание, кто прав, кто виноват, потому что крали все, в то время был большой передел имущества. Сам факт того, что то, что у Ходорковского забрали, не вернулось государству, а разошлось по частным лицам, говорит о многом. Я знаю одного белоруса. Он предприниматель средней руки, и него была точно такая же история только в Беларуси. Его пригласили в милицию и сказали: «Вот фамилия человека – возьмешь к себе в компаньоны». Он спрашивает: «А если не возьму?». Ему отвечают: «Посадим». В течение недели он продал бизнес и бежал в Чехию. Смог выбить здесь азил, тогда еще белорусам его давали.

 
— А как вы добились убежища в Чехии и получили чешские документы?
 
В Европе я ездил по паспорту, который позаимствовал у приятеля. Это был шведский паспорт этнического серба. После того как паспорт закончился, Маркета очень боялась, что меня депортируют. Я ей пытался объяснить, что депортировать некуда. У меня был советский паспорт, но я его уничтожил и себя советским гражданином не считал. Россия стала правопреемником СССР, но, с точки зрения международного права, это правопреемничество не законно, потому что она огульно объявила всех гражданами: по закону каждый случай должен рассматриваться индивидуально. В 1996 году в Будапеште была конференция по делам бездомных. Было принято решение, что граждане, не имевшие прописки в СССР и России, фактически гражданами не являются, потому что были нарушены их права. Я нашел резолюцию этой конференцию, смог объяснить сотрудникам МВД, что де-факто я не являюсь российским гражданином, и в конце концов меня признали лицом без гражданства. Мне помогала известный адвокат Клара Самкова-Веселова, общественные деятели и организации. В Польше у чешского консульства была хипповая демонстрация под лозунгом: «Почему для Володи Бороды нет азила?». В итоге мне выдали два документа: заменить на trvaly pobyt azylanta (вид на жительство лица, признанного беженцем) и travel document международного образца.


 
— Почему сейчас в стране очень тяжело получить азил?
 
— Главная причина – человек по фамилии Хайшман (директор отдела миграционной политики МВД Чехии Томаш Хайшман – ред.), который возглавляет отдел с 1990 года. Этот человек лично меня ненавидит. Он при свидетелях сказал, что я первый, кто посмел требовать, а не просить азил. Помимо прочего, мое требование основывалось на том, что Чехия подписала договор о намерении предоставлять убежище. Однако в одном интервью Хайшман откровенно сказал, что видит свою работу не в предоставлении азила, а охране страны от нежелательных элементов. И пока Хайшман будет возглавлять отдел, в Чехии будут давать азил соответственно его политике. Как мне кажется, она соответствует мнению большинства чехов. Это очень точно в журнале «Рефлекс» сформулировал один журналист: «Сначала мы с помощью немцев выгнали евреев, а потом с помощью русских выгнали немцев, и остались чехи». Конечно, здесь очень много нормальных людей. Но по большей части это такой латентный чешский национализм.
 
Пока никто не комментировал, будьте первым
Добавить комментарий
Для добавления комментария войдите или зарегистрируйтесь
ЧИТАЙТЕ ПО ТЕМЕ :
18:00
30 МАЯ 2024
182
Европейские спецслужбы встревожены возможным дополнительным оружием в военном арсенале России — поджогами и диверсиями. Причина — серия загадочных пожаров в странах Балтии, Германии и...
16:30
30 МАЯ 2024
337
37-летний мужчина из города Злин убедился, что рядом с картой нельзя указывать PIN-код. Недавно он потерял бумажник, все документы и кредитную карту. Нашедший ее нечестный человек снял с его счета...
11:00
30 МАЯ 2024
701
Сексуальный контакт без согласия теперь будет считаться изнасилованием, даже если не было насильственного принуждения. Более строгое определение, основанное на принципе «нет — значит нет», будет...
10:00
30 МАЯ 2024
303
Литр самого продаваемого бензина Natural 95 подешевел с прошлой недели на 32 геллера и составил в среднем 38,77 чешские кроны. Таким образом, цена вернулась ниже отметки 39 крон, на которой она...
09:00
30 МАЯ 2024
470
Сегодня в Праге начинается двухдневная неформальная встреча министров иностранных дел стран — членов Организации Североатлантического договора (НАТО), главной темой которой, как ожидается, станет...
22:00
29 МАЯ 2024
510
Европейский центральный банк готов начать снижение процентных ставок. Об этом заявил главный экономист банка Филипп Лейн.
21:00
29 МАЯ 2024
517
Торнадо — неотъемлемая часть погоды в Чехии, и в среднем метеорологи регистрируют от одного до трех торнадо в год.
19:30
29 МАЯ 2024
463
Страховые компании с этого года постепенно начинают предлагать страхование долгосрочного ухода с налоговыми льготами. Это дает людям уверенность, что у них будут средства для оплаты необходимой...
16:30
29 МАЯ 2024
522
С января прошлого года владельцы квартир в многоквартирных домах могут инвестировать в фотоэлектрические установки на крыше, а затем использовать полученную электроэнергию в зависимости от того,...
15:00
29 МАЯ 2024
710
Наибольшее недовольство членством Чехии в Европейском союзе было во время миграционного кризиса. В 2016 году недовольство выразили 65% чехов. С другой стороны, наибольшее удовлетворение чехи...
12:00
29 МАЯ 2024
811
Спор между вице-спикером Палаты депутатов и KDU-ČSL Яном Бартошеком и главой SPD Томио Окамурой обостряется. Во вторник Комитет по мандатам чешского парламента открыл дисциплинарное производство в...
09:30
29 МАЯ 2024
862
В течение полутора лет руководство полицейской службы безопасности держало в секрете инцидент, зафиксированный его сотрудниками в здании Палаты депутатов в январе 2023 года. Не сообщили об этом ни...
22:00
28 МАЯ 2024
706
Американская певица Билли Айлиш приедет в Чехию со своим третьим альбомом Hit Me Hard and Soft. Обладательница премии «Грэмми» этого года выступит на пражской арене O2 Arena 1 июня 2025 года. Об...
19:30
28 МАЯ 2024
544
Премьер-министр Петр Фиала (ODS) принял во вторник иностранных государственных деятелей в Праге. На встрече присутствовали премьер-министр Украины Денис Шмыгаль, премьер-министр Нидерландов Марк...
16:30
28 МАЯ 2024
678
Крупные европейские банки, продолжающие работать в России, в прошлом году заплатили в российский бюджет около 800 млн евро (более 20 млрд чешских крон) налогов. Это в четыре раза больше, чем за...