Cookies помогают нам предоставлять наши услуги. Используя наши услуги, вы соглашаетесь с использованием наших cookies.
01d 10 °C
«Серебряный Лучник» в Чехии: миссия выполнима

«Серебряный Лучник» в Чехии: миссия выполнима

Info Portal 929 0
В конце февраля в Москве прошла 22-я церемония награждения лауреатов Национальной премии в области развития общественных связей «Серебряный Лучник». В Чехии в этом году она будет вручаться лишь четвертый раз, но и тут у нее уже есть своя история. К слову, за пределами России помимо Чешской Республики конкурс проводится только в США. На вопросы 420on.cz отвечает глава представительства «Серебряный Лучник» – Чехия Елена СОРОКИНА.
«Серебряный Лучник» в Чехии: миссия выполнима

– С чего начался чешский «Серебряный Лучник»?

– С жюри. Очень важно было привлечь людей, которые зарекомендовали себя в разных областях, связанных с чешско-российскими отношениями, чтобы они составили наш попечительский совет и экспертный советы. Например, это историк Эмил Ворачек, профессор Академии наук ЧР, который занимается историей отношений России и Чехии, даже самыми, я бы сказала, их сложными временами. Это касается и 1968 года, и Мюнхенского договора 1938 года, и т. д. Он, кстати, был одним из участников первого Российско-чешского форума, который прошел в мае 2018 года в Чехии и был посвящен прежде всего вопросам образования и архивам. Последняя тема особенно интересует чешскую сторону: она хотела бы, чтобы как можно больше касающихся Чехии архивных документов, до сих пор засекреченных в России, было открыто.

Или Йиржи Клапка, председатель Чешской ассоциации русистов и Чешско-русского общества. Он много лет устраивает очень известный всечешский конкурс под названием «АРС ПОЭТИКА»: чешские дети, учащие русский язык, читают Пушкина.

Или Ирина Шульц, главный редактор «Пражского экспресса». Она уже два десятка лет здесь и в своей газете делает акцент в основном на жизнь русских в Чехии: как обустроиться нашим соотечественникам, как найти работу, получить образование, тут разные и правовые вопросы, и этические.

Наш экспертный совет – это такой коллективный мозг: все собираются, отсматривают проекты, обсуждают, дискутируют, предлагают. Что хорошо, у нас очень живое общение. Конечно, иногда возникают какие-то трения, но это совершенно нормально. В принципе я изначально к этому была готова, потому что знаю, что такое «Серебряный Лучник» в России, насколько это живой организм.

– В России это самая престижная премия в области PR. Кстати, вы сами в свое время тоже были там отмечены. Поэтому вам предложили делать «Серебряный Лучник» в Чехии?

– Исполнительного директора «большого» «Лучника» Надежду Явдолюк я знаю много лет. Живя в России, я 15 лет подряд участвовала в этой премии со своим PR-агентством «Обратная связь». В 2002 году получила диплом «Серебряного Лучника» за кампанию по популяризации переписи предприятий. Предприниматели боялись принимать участие в этой переписи, и одной из наших задач было работать с их стереотипами и страхами, подготовить какие-то инструменты преодоления данного недоверия. Нужно было убедить их, что вся эта перепись анонимна, никто никакие данные в налоговую не отправит, только в статистический комитет. Та компания и тот диплом стали для меня определенной вехой в жизни, потому что я всегда с огромным пиететом относилась к «Серебряному Лучнику». Поэтому, когда мне предложили организовать такую премию здесь, в Чехии, я была очень этому рада. Кстати, в России я вхожу в экспертный совет «большой» премии, за мною закреплены две номинации — «Международные контакты» и «Государственные проекты». Конечно же, я смотрю, какие вещи из России можно было бы привнести сюда. Хотя, понятно, «материнская» премия от нашей очень сильно отличается, потому что наша вручается за проекты в области развития российско-чешских отношений.

– Поэтому логично, что в экспертный и попечительский советы вошли в том числе люди, профессионально этими отношениями занимающиеся, например торговый представитель РФ в Чехии Сергей Ступарь.

– Так получилось, что я знаю его 25 лет, когда он еще работал с  Георгием Сатаровым, советником президента Ельцина. Сергей Кузьмич одним из первых поддержал эту идею. Это очень большой плюс, тем более что сам он человек весьма либеральных, демократических взглядов, абсолютно не зашоренный.

– Что довольно большая редкость для этой системы.

– Кроме того, у него техническое и историческое образование, он широко эрудированный человек, с ним интересно общаться. Сергей Кузьмич признает независимые институты и поддерживает независимость тех из них, кто с нами работает.

– Раз уж мы заговорили о независимых институтах, вам не кажется, что патронат президента Милоша Земана и российского посольства ставит под большой вопрос независимость такого института, как «Серебряный Лучник» в Чехии?

– Мы никак не зависим от них финансово. Они лишь дают нашей премии статус, определенную политическую поддержку. И это очень важно. К тому же людей, которые входят в наш экспертный совет, вообще ничем не купить – ни деньгами, ничем. Они самодостаточны. И повлиять на них невозможно. Помимо статуса, это еще и ответственность. Я понимаю, что за мной президент стоит и я должна стараться. Я эту ответственность на себе все время ощущаю.

– При этом президент с отторжением воспринимается многими чешскими интеллектуалами.

– Про интеллектуалов. Я сотрудничала с «Пражским экспрессом», и мне пришла идея взять интервью у Йиржи Овчачека, пресс-секретаря Земана. Он мне был интересен как пиарщик, который постоянно находится в системе шуток и издевательств. Я играю в гольф и постоянно слышу от своих компаньонов, как его недолюбливают. И тут я вдруг вижу перед собой человека, который начитан, умен, супер-специалиста, пашущего с утра до ночи. И проникаюсь к нему лично огромным уважением. Я начинаю слушать Земана, его интервью, его выступления. И знаете, я действительно за него голосовала на выборах, и мне не сложно иногда переубедить своих чешских собеседников. «Ну, ладно, – говорю, – я многого не понимаю, но я точно знаю, что такой глубины политика, как Земан, здесь нет».

– Теперь мы знаем, благодаря кому Земан стал президентом.

– Ну а кто здесь на политическом поле может с ним сравниться? Никто. И когда я сделала интервью с Овчачеком, я рассказала ему о премии и попросила, чтобы Пражский Град дал нам патронат.

– То есть первая премия, в 2016 году, прошла под патронатом Земана, а российское посольство решило посмотреть, чем все закончится?

– На второй год оно решило, что тоже может дать свой патронат.

– И никто из интеллектуалов, входящих в экспертный совет, не сказал: «Если будет Земан, то я ухожу»?  

– Нет. А если бы сказал, то я постаралось бы убедить, что такая позиция неправильна, ведь Земан избран большинством населения Чехии. И я считаю, что люди, которые представляют свои проекты на соискание «Серебряного Лучника», заслуживают этого высокого статуса. Здорово, что мы вытягиваем наверх их проекты, очень интересные и порой малозаметные в масштабах государства, о которых они иначе, может быть, и не заявили бы, – вытягиваем на высокий уровень. Здорово, что их оценивают и со стороны администрации президента Чехии, и со стороны посольства России.

– А как выбирают победителей?

– Прямым голосованием всех 18 членов экспертного и попечительского советов. Самое большое количество проектов традиционно бывает в области культуры. Поскольку все равно большинство проектов делают наши соотечественники, мне кажется, это для них какой-то элемент самореализации: люди хотят внести свой вклад в социум. Вообще, очень много интересных проектов через нас прошло – 87, если быть точным. И это как раз основная цель этой премии – найти интересные проекты и продвинуть их в обществе.

– Денежного эквивалента у премии нет?

– Нет. Большая часть спонсорских денег, которые мы собираем, идет на церемонию награждения.

– Трудно найти спонсоров?

– Это большая работа. Прежде чем нашим генеральным партнером стали «Чешские авиалинии», я, наверное, год вела переговоры. И то, что они завершились успехом, очень важно, потому что нам открылись огромные маркетинговые возможности. Мы благодарны также другому генеральному партнеру – туристической компании VISTA, которая нас поддерживает в нашей работе.

– Основные спонсоры – чешские или российские фирмы?

– Чешские.

– Вначале у вас было восемь номинаций, потом их число сократилось до пяти: «Историческое наследие», «Межкультурные коммуникации», «Бизнес и деловые коммуникации», «Образовательные программы», «Персона». Почему?

– Главная причина – в отдельных категориях, скажем в «Спорте», не так уж много бывает проектов, связанных с российско-чешскими отношениями.

– В прошлом году вышел фильм известного чешского режиссера Радима Шпачека «Zlatý podraz» о легендарном матче между сборными СССР и Чехословакии на Чемпионате Европы по баскетболу 1951 года. Насколько я понимаю, нечто вроде российского «Движения вверх», только наоборот. Можете его номинировать.

– Он, кстати, красиво снят, там хорошо передана атмосфера послевоенного времени – я смотрела отрывки. Так или иначе, номинации «Спорт» у нас больше нет. Или вот отказались от категории «Туризм».

– Странно, ведь это как раз стержневая тема для России и Чехии…

– Да, но сложно найти там что-то необычное. Это бизнес, поэтому мы и отнесли его в итоге к категории бизнеса.

– А как вообще проекты попадают на ваш конкурс?

– Около 80 процентов находим мы – с коллегами по экспертному совету, 20 процентов сами заявляются. Например, приехал человек из Йошкар-Олы, который посылает сюда студентов учиться по совместной магистерской программе «Двойные дипломы» – это совместный проект Чешского земледельческого университета и Поволжского государственного технологического университета.

– Я так понимаю, подавляющее большинство проектов – все же из Чехии.

– Российские тоже есть. Например, «Читаем Горького на разных языках», который придумали в Нижнем Новгороде к 150-летию писателя. В том числе там студенты из Чехии читают «Буревестник» на чешском. Мне очень понравилось (тем более что Горький гостил в Марианских Лазнях), и я написала им письмо. В итоге они приняли в этом году участие в нашей премии.

– Какие еще проекты вы лично можете выделить?

– Скажем, Международный музыкальный фестиваль Эдуарда Направника. Ему 10 лет. Его каждый год организует наш соотечественник Вячеслав Гроховский, который преподает здесь музыку в школе. Он в музыкальном мире имеет вес, его отец был очень известным композитором. А Направник — это чех, который во второй половине ХIX века переехал работать в Петербург и почти полвека был главным дирижером Мариинского театра. Он вытащил Мариинку. Ее оркестр стал чуть ли не третьим в мире. Каждый год летом Направник в приезжал Марианские Лазни. Это был его любимый курорт. Фестиваль состоит из нескольких концертов в разных городах Чехии, в том числе, конечно же, в Праге и Марианских Лазнях. Молодые исполнители со всего мира, ученики Гроховского, играют музыку не только Направника, но и его современников – Чайковского, Дворжака, Бородина и многих других. Я считаю, это очень достойный проект.

И таких масса на самом деле. И люди их делают совершенно на голом энтузиазме, в большинстве своем без каких-либо грантов или господдержки. Возьмем проект Наташи Волковой: каждый год в день рождения Пушкина поклонники приходят к памятнику поэта в Праге и читают его стихи. Достойно уважения. В свою очередь, в 2016 году Чешский центр в Москве выставил у нас на конкурс свою замечательную «Литературная ночь». Это что-то типа «Ночи музеев». Чешские писатели устраивают по ночам встречи с российскими читателями, читают свои произведения, переведенные на русский язык. Помнится, Ленка Прохазкова в этой акции участвовала с книгами своего отца Яна Прохазки.

По линии Чешского центра была еще поездка чешских журналистов в Россию – они сняли несколько очень интересных фильмов о Москве. Я связывалась с авторами, но посотрудничать не получилось. Зато охотно откликнулись двое чехов со своим сумасшедшим путешествием вокруг света на «Жигулях». Я написала им в Фейсбуке: «Ребята, сделайте описание проекта для конкурса». Они взяли и сделали. И выиграли.

– Я читал краткое описание: «Во всей России не нашлось двух безумцев, которые на «копейке» объездили бы мир. А в Чехии нашлись в целом два нормальных человека, которые это сделали», – так чаще всего оценивали русские нашу дорогу вокруг света на 42-летнем «жигуленке». Кроме того, нас все предупреждали, что «копейка» непременно развалится и мы умрем».

– В общем, они не умерли и заняли у нас первое место в номинации «Бизнес и коммуникации». По-моему, это лучшее, что случилось за прошлый год в сфере российско-чешских отношений. «АвтоВАЗ» им, кстати, новую «Ладу» подарил последней модели, а старую машину забрал в музей.

– Я так понимаю, что никто из участников вашего конкурса без награды не остается. По крайней мере все получают дипломы?

– Все. Ведь человек, так или иначе, подготовив свой проект и его презентацию для премии, проделал большую работу. Есть и другие стимулы. Например, в ежегодный сборник премии  «Серебряный Лучник» «50 лучших проектов», который издается в Москве, попал лауреат номинации «Межкультурные коммуникации» самодеятельный музыкальный театр «Пиноккио» из Карловых Вар. Взрослые объединились и играют на сцене вместе со своими детьми. Основная цель – чтобы те, живя в Чехии, не забывали русский язык. У них потрясающие костюмы, потрясающий грим, очень интересные спектакли, сделанные на профессиональном уровне. Они два раза принимали участие в нашем конкурсе и в 2018 году выиграли. И еще одно изменение произошло в жизни театра – он получил грант карловарской мэрии. Сумма небольшая, но все равно приятно, что государство поддерживает такие проекты.

– Участников от премии к премии становится больше?

– Да. То есть в первый раз это было трудно – подтянуть проекты, объяснить их авторам, зачем это нужно, а потом – уже легче. В прошлом году у нас было 33 проекта. Сколько будет в нынешнем – пока не понятно, конкурс мы еще не объявили.

– Зато уже известна дата церемонии – 31 октября. Где она будет проводиться, определились?

– Обычно мы объявляем это одновременно с открытием конкурса – в апреле. Каждый раз я стараюсь найти красивую с точки зрения архитектуры площадку, которая, кроме того, сыграла в свое время какую-то роль в чешско-российских отношениях. Какая-то история чтобы была. Например, Муниципальный дом, где неоднократно исполнялись произведения Чайковского, Глинки и других русских композиторов. В  Народном доме на Виноградах выступал Маяковский, и зал там до сих пор носит его имя. Славянская библиотека в Клементинуме существовала еще при Масарике, который в 1920-х привлекал в Чехию русских эмигрантов. Эта библиотека была тогда популярным местом их сбора.

– Помимо проектов, которые нуждаются в представлении, у вас есть номинация «Персона»…

– Кандидатуру может предложить любой член экспертного совета, и именно здесь разгораются самые жаркие баталии. В первый год «Персоной» избрали певца Карела Готта, во второй – автора и исполнителя Яромира Ногавицу. Одновременно с ним специальный приз за особый вклад в области спортивной дипломатии получил легендарный советский вратарь Владислав Третьяк. Было очень приятно, что он лично приехал на вручение и подарил Земану красный хоккейный свитер. Это было красиво. Зато когда Ногавица получил из рук Путина медаль Пушкина, все чешские издания взорвались: «Помните, он до этого стал лауреатом «Серебряного Лучника» – Чехия?»

– Может, Путин ориентировался на ваш выбор?

– Буду рада, если мы стали для него ориентиром. Потому что Ногавица – очень достойный кандидат на эту медаль. Сколько стихов Булата Окуджавы перевел он на чешский!

Ну а на третий год премию у нас получил первый чешский космонавт Владимир Ремек. Так совпало, что у него был юбилей (70 лет ему исполнилось), отмечалось 40-летие его полета в космос, плюс он ушел в отставку с поста посла Чехии в  России (давать премию действующему послу было бы немного неэтично). В планетарии в Брно проходила большая выставка, посвященная Ремеку, 12 космонавтов приехали его поздравить. Хлопот, в общем, у него хватало. Я боялась, что он не найдет время на нашу премию. А он сказал: «Мы всей семьей придем».

Также в 2018 году мы дали специальный приз Ансамблю песни и пляски Российской Армии имени Александрова – в связи с 90-летием его создания. Александровцы любимы Чехией, очень часто здесь выступали, это вторая страна, в которую они поехали с гастролями после образования ансамбля, у них в репертуаре много чешских песен. И есть еще один момент, который их связывает с Чехией: самого Александрова учил чешский композитор, который жил в России. На вручение приехал солист ансамбля Максим Маклаков. Он исполнил два старорусских романса и просто покорил зал. Мне было приятно, что зрители восприняли александровцев как элемент искусства, а не как политическую пропаганду.

– А многие воспринимают вашу премию как элемент пропаганды?

– Наша премия – не пропаганда, но мы живем в непростые времена. Прошлым летом мы с моим мужем Кириллом, вице-президентом Королевского гольф-клуба в Марианских Лазнях, организовали чешским гольфистам поездку на турниры в Россию – они давно просили. Со всех концов России приехали игроки – всем было охота поиграть с европейцами. И вот одна из участниц чешской делегации рассказывает: «Когда я написала, что была в Москве, мне мои друзья сказали: «Как ты посмела вообще туда ехать?! Из принципа не должна была ехать в Россию!»

– Чувствуете ли вы свою миссию, свой вклад в чешско-российские отношения?

– Чувствую. Я считаю, что абсолютно неправильно закрываться и не общаться. Диалог должен всегда вестись.  И в этом я вижу свою миссию как специалист по коммуникациям.

 

Беседовал Илья КИРИЛЛОВ.

 
Рассказать всем:


Мобильная версия