Cookies помогают нам предоставлять наши услуги. Используя наши услуги, вы соглашаетесь с использованием наших cookies.
04n 15 °C
Пражская поэтесса Людмила Свирская: «Стихи — это способ уравновесить чашу весов»

Пражская поэтесса Людмила Свирская: «Стихи — это способ уравновесить чашу весов»

Info Portal 2428 0
Людмила Свирская родилась в Алма-Ате (Казахстан), училась в Алтайском государственном университете на факультете филологии и журналистики. В 1999 году переехала в Чехию. Живет в Праге. Пишет всю жизнь. Мы поговорили с ней о том, можно ли управлять творчеством в своих интересах, о влиянии технологий на искусство и о многом другом.
Пражская поэтесса Людмила Свирская: «Стихи — это способ уравновесить чашу весов»

Людмила — автор 7 стихотворных сборников, изданных в России и Чехии, и многочисленных публикаций в различных изданиях. Ее стихи переводились на чешский, украинский, английский и каталонский языки. Финалист и призер всероссийских и международных поэтических фестивалей, победитель конкурса «Пушкин в Британии — 2018». Работает преподавателем русского языка.

– Людмила, как вы думаете, притягивают ли творческие люди к себе неприятности для вдохновения?

– Возможно. Но я бы скорее сказала, что любые события могут вдохновлять на творчество. Например: счастливая любовь — пишу о счастливой любви, несчастная — пишу о несчастной. В идеале это так. Неприятные эмоции переживаются нами дольше и сильнее, плюс давление мощного культурного слоя: погибший Пушкин, Лермонтов и другие... Я скажу так: все это программирует. Любое слово, написанное на бумаге, имеет свойство осуществляться.

– Может ли тогда человек привлечь положительные моменты, если будет писать радужные, позитивные произведения? Можно ли управлять творчеством в своих интересах?

– Может быть, и можно. Но все равно человек как бы живет в двух мирах: реальном и своем творческом. Стихи — это способ уравновесить чашу весов. 

Есть авторы, которые пишут удивительные, светлые стихи, и кажется, что там счастья вагон, а потом выясняется, что в реальной жизни у него просто ужас. Люди таким образом сублимируют. Наоборот, когда у тебя все ровно, прекрасно, ты счастлива, нужно чем-то подпитываться. Надо пострадать, пописать об одиночестве, потому что плох тот поэт, который не охватил эту тему.

Я в своем возрасте пришла к некоторому равновесию, в котором сейчас и живу. Оно меня устраивает, а в юности радикализма было, конечно, больше. Вплоть до такого, что «выйду из дома и завтра умру, если ты меня сейчас не полюбишь».

Конечно, читать это невозможно, сейчас от такой ерунды никто умирать не собирается. (Смеется)

 

Бредем по столетиям душным

Бредем по столетиям душным,
Сквозь призраки мертвых держав.
Чужая история душит,
На улочке узкой зажав.

Следы незнакомых династий,
Чужого барокко резьба,
Ненужные чьи-то ненастья,
Забытая чья-то судьба.

Спускается хрупкая тайна
В ладонь, словно ангел с небес.
Мы здесь оказались случайно
С ключами от рая и без.

Ожившие тени сгустились
Все враз на странице пустой...
Мы просто слегка заблудились
На узенькой улочке той.

 

 

– Людмила, опасен ли для поэта финансовый успех?

– Думаю, в наше время поэтам и писателям это не грозит… Но я не говорю, что поэт должен быть худым, босым и голодным.

– Сейчас дети не зачитываются Пушкиным, Есениным, Ахматовой, хоть они и есть в школьной программе, но они слушают Басту, Элджея и Скриптонита, впитывают массу поверхностной информации из интернета. Что с ними будет?

– На самом деле, во все времена были люди, которые читали, и люди, которые не читали. Школа заставляла учить четыре строчки: «Сижу за решеткой в темнице сырой» и так далее. Но это не значит, что человек когда-либо возвращался к выученному. Вообще, поэзия в принципе элитарна, если, конечно, это не «Взвейтесь кострами, синие ночи».

Очень много людей, которые относятся, к примеру, к поэзии Серебряного века как к откровению. Каждому свое: кто-то и сейчас открывает для себя новых поэтов, писателей. Люди не читают не по идейным соображениям, просто так складывается жизнь, что душа еще к этому не пришла. 

Когда мы с моими учениками читаем какое-нибудь произведение, бывает, что человек словно зависает на какой-то фразе. Самое главное — это фраза, сказанная вовремя. В определенный важный момент тебе попадается строчка, которой достаточно, чтобы этот поэт стал твоим любимым на долгие годы. Я верю в то, что каждая строчка написана для кого-то.

Стихи не пишутся для себя — они пишутся в пространство, откуда они, собственно, и приходят. Поэзия — канал, по которому мысль в нужный момент врывается в сознание того, кому она предназначалась.

Думаю, ничего плохого нашу прагматичную молодежь не ожидает. Все равно найдется кто-то, кто подхватит знамя и понесет его дальше.

 

Посмотрите налево...

Посмотрите налево — чумная колонна,
Посмотрите направо — Тосканский дворец...
Я к пустым разговорам, как прежде, не склонна...
Так пойдемте за мною, друзья, наконец!

От тугого зонта отлетают остроты:
Дождь опять не в ударе — все утро язвит...
Посмотрите вперед — Золотые ворота!
Оглянитесь назад — изумительный вид!

Я дарю вам, друзья, этот город горячий:
Он один и спасает от пут нелюбви...
Посмотрите налево — мои неудачи...
Посмотрите направо — успехи мои...

А любовь? Что любовь? К ней не водят туристов:
В закоулках души затерялась весной...
Оставляя следы на мощенке ребристой,
Поспешите, друзья, к расставанью... за мной!

 

– Как вы относитесь к творчеству еще одного современного поэта — Сергея Шнурова?

– Я не могу сказать, что это герой моего романа, но отношусь к нему положительно. Назвать его поэтом в полном смысле этого слова тоже сложно. Я могу сказать, что он серьезно пишущий автор. Он пишет в своем стиле, для своей публики.  Как личность, человек, сделавший самого себя, он вызывает уважение. 

– Новое время — новые технологии. Возможно ли заменить искусство искусственным интеллектом? Можно ли будет с помощью искусственного интеллекта создать стоящие произведения?

– Искусство с годами становится все более доступным. Само количество пишущих и рисующих людей увеличилось. Можно купить заготовки, нарисовать картину, не имея никакого образования. Вполне возможно, что со стихами будет примерно то же самое.

В пушкинские времена всех учили рифмовать, искусству риторики. Это определенные алгоритмы, зная и применяя которые, писать стихи может каждый. 

Существует определенное количество рифм, размеры и т.д. Изучив это, сносные стихи в состоянии писать практически любой человек.

Искусственный интеллект, наверное, пойдет еще дальше, к этому надо быть готовым. Даже если это будет нас больно задевать. С другой стороны, искусственный интеллект не вытеснит живое творчество и живое общение. 

– Артемий Лебедев выдавал искусственный интеллект за реального дизайнера довольно долгое время. Сможем ли мы определить, где живые поэты и писатели, а где роботы?

– Главное, живые авторы в таком случае будут на вес золота. Искусственный интеллект будет, но не будет искусственной души, а в творчестве душа просто необходима.

– В каком случае вы перестали бы писать?

– Думаю, что только в самом крайнем, который не входит в мои ближайшие планы.

– Это значит, что вас ничто не остановит?

– До сих пор не останавливало. (Смеется)

 

Беседовала Джамиля Андреева

 

Рассказать всем:
Последние новости:


Мобильная версия