Cookies помогают нам предоставлять наши услуги. Используя наши услуги, вы соглашаетесь с использованием наших cookies.
50n 0 °C
Зита Барокова: Как я провела весенний локдаун на яхте в открытом море

Зита Барокова: Как я провела весенний локдаун на яхте в открытом море

Info Portal 2527 1
Зита Барокова живет в Праге несколько лет. Она всерьез увлекается яхтингом, имеет капитанские права и все необходимые сертификаты, чтобы управлять достаточно большими судами — до 24 метров. В последние годы она вместе с мужем помогает в покупке яхт тем, кто тоже хочет приобщиться к этому красивому хобби. Так получилось, что весенний локдаун Зита провела в открытом море. Это было незапланированно, тяжело и даже страшно, но более чем интересно.
Фото: Pavel Gwužď
Зита Барокова: Как я провела весенний локдаун на яхте в открытом море

– Зита, расскажи, пожалуйста, с чего все началось. Я так понимаю, проводить локдаун на яхте ты не собиралась. Морское путешествие пошло не по плану?

– Мы с мужем давно занимаемся яхтами, и у нас был заказ — перевезти большую лодку из Хорватии в Турцию. Я очень хотела попробовать такой серьезный переход. Все было оговорено и оплачено заранее. И мы спланировали, что в начале весны перевезем лодку в Турцию и пересядем на свою, которая стоит в Кемере. 7 марта мы прилетели в Сплит и должны были дойти до Турции за неделю, но в итоге провели в море сто дней.

– В начале марта еще не верилось, что всех нас вот-вот «закроют».

– Да, в Чехии на тот момент было всего четыре заболевших и никто не воспринимал этот вирус всерьез. Но объявили начало карантина, закрытие границ. Нам пришлось сначала задержаться в Хорватии, потому что мы очень долго ждали доставку документов службой DHL. 19 марта все бумаги наконец были у нас, и нам сказали: либо вы выходите сегодня, либо остаетесь здесь на неопределенный срок. Мы вышли в море, и тут же начали закрывать границы. Планировать дальнейший путь стало невозможно. Оставалось только плыть, хотя погода к этому не располагала.

Зита Барокова

Мы подошли к греческому острову Кефалония и попали в шторм. Несмотря на то, что мы от него спрятались, он перескочил к нам через скалу. Так бывает, когда шторм сильно разгоняется. Мы получили так называемую бурю в стакане. В тот момент у нас перестал работать генератор, батарейка, я извиняюсь, сдохла, а якорь был скинут и мы не могли его поднять, так как не было электричества. Береговая охрана подзарядила нашу батарейку, и мы смогли завестись. Но поднять якорь не получалось, так как во время шторма он за что-то зацепился. Когда мы его наконец отцепили, нас понесло на яхте, фактически неуправляемой из-за слабой батарейки. 

Ситуация была парадоксальной: при штормовом предупреждении нельзя выходить в море, но и к берегу, даже чтобы переждать погоду, нам не давали подойти из-за карантина. В обычной ситуации наши поломки было бы легко исправить, но из-того, что все было закрыто, нам отказывали в помощи. До последнего момента морская полиция не понимала, что с нами делать: с одной стороны, карантин и нельзя никого впускать, с другой — мы находились на грани и нас нужно было спасать от стихии. К счастью, буквально в последний момент нам разрешили зайти в марину, но только привязаться с краю.

– И вас отправили на карантин?

– Отправили бы, если бы мы вышли на понтон. Но мы остались на лодке. Три ночи нас мотало, лодка кренилась из стороны в сторону. Мы были на стыке Адриатического и Ионического морей, где шторма — вечное явление. Опытные яхтсмены это знают и стараются поскорее пройти это место или где-то отстояться, если сильно штормит.

В обычное время шторм перенести проще, ведь есть морская полиция, задача которой — спасать жизни яхтсменов и по возможности их лодки. Но тогда полицейским нельзя было подходить к иностранцам из-за вируса. Мы общались с ними через ватсап. И доходило до того, что они писали: «Какая красивая девушка, жалко, если погибнет» (смеется). Я отвечала, что да, будет очень обидно. А мужчин, значит, не жалко.

Зита Барокова

– Ты все время говоришь «мы», вы были на яхте вдвоем с мужем?

– Нас было трое: я, мой муж и еще один опытный капитан. Двоим может быть сложно на лодке. Управление яхтой — не самая простая задача. Нужно все время думать, следить за ветром, уровнем воды, понимать, куда кинуть якорь — не просто так, как в фильме: раз и кинул. Сначала нужно минут десять посмотреть, как лодка ведет себя на этом месте. И даже самый опытный яхтсмен никогда не скажет: «Я профи и справлюсь с любой погодой». Нет, погода бывает очень разной. Главное не бояться, верить в себя и любить яхтинг. 

Капитан никогда не должен показывать свой страх в сложных ситуациях. К сожалению, во время шторма наш третий капитан запаниковал. Мы его неправильно подобрали. Началось с того, что он плохо проверил яхту. Через 48 часов у нас отказала одна батарейка. А батарейка в открытом море — это все. Без нее кончается горячая вода, электричество, даже не подзарядить телефоны. Как только умирает одна батарейка, сгорает генератор… Чинить все это пришлось в Кефалонии в экстремальных условиях. Помню, когда я проснулась после шторма, вся лодка была красной. Оказалось, что это песок из Сахары. Я его еще два дня вымывала из глаз…

Зита Барокова

– Как я понимаю, Кефалония была только началом пути. Куда вы отправились дальше?

– Мы приплыли в турецкий Мармарис, как и планировалось, но там нам заявили, что из-за карантина лодки не регистрируют: «Оставайтесь на своей лодке или плывите обратно в Хорватию, требуйте, чтобы вас приняли обратно». Мы нашли агента, который помог нам пройти регистрацию в турецких водах. Конечно, за это пришлось доплатить. И выходить из лодки нам все равно не разрешили. Мы отсидели у турецких берегов на лодке две недели. Мы уже были готовы ее сдать и отправиться в Кемер за своей собственной, но тут выяснилось, что регионы Турции закрыты между собой и добраться до Кемера невозможно. Не было никого транспорта, даже такси отказывались ехать. И еще две недели мы дожидались, пока откроются границы внутри страны. После открытия мы на этой же лодке добрались до Кемера и пересели на свою, и нам снова объявили карантин. Еще две недели на лодке!

– Но хотя бы на своей.

– Да, мы с пользой провели время на последнем карантине. Поменяли полы, обивку диванов и провели кучу других работ. То, что заработали, сразу же вложили в реновацию собственной лодки. Эти две недели пролетели незаметно. 

Да и вообще, во время этого приключения было много приятных моментов: мы видели больших черепах, дельфинов. Других лодок практически не было, и дельфины подплывали к нам. Было очень круто. 

За этот период я многому научилась. После шторма в Кефалонии я думала, что навсегда потеряю любовь к яхтингу, но нет. Мне не было страшно. Ни разу во время шторма я не ушла внутрь яхты и не спряталась. Хотя так делают даже мужчины: забиваются куда-нибудь, чтобы переждать, пока все не закончится. 

– Значит, ты готова вернуться в открытое море?

– Я без этого не могу представить свою жизнь. У меня в планах выйти одной на лодке. Можно, конечно, выйти и с подругами, но мои все боятся. Может, найду себе компанию. Не все же мужа дергать. Я состою в группе All girls can sail — все девушки могут управлять яхтами. Нас на самом деле много. Я не одна такая безбашенная. Думаю, что кода-нибудь соберу свою женскую команду. Присоединяйтесь!

Зита Барокова

– Спасибо! А с чего, на твой взгляд, стоит начать тому, кто интересуется яхтами и морскими путешествиями, но пока страшно от них далек?

– Думаю, для начала можно отправиться в путешествие на большом круизном лайнере. Если понравится, то, возможно, яхтинг — это для вас. Попробуйте выйти в море на яхте, а потом можно и свою лодку купить. Это имеет смысл: если вы будете сдавать ее три-четыре раза в год, деньги от аренды окупят стоянку.

Если вас интересуют яхты и морские путешествия, не стесняйтесь задать свои вопросы Зите, она с удовольствием на них ответит. 


Беседовала Ольга Бузанова

Рассказать всем:
Последние новости:


Мобильная версия