Cookies помогают нам предоставлять наши услуги. Используя наши услуги, вы соглашаетесь с использованием наших cookies.
01n 14 °C
История замка Енералка: дом для детей-сирот Чехословакии во время Второй мировой войны

История замка Енералка: дом для детей-сирот Чехословакии во время Второй мировой войны

420on 3674
Меня зовут Алексей Гридин. Я живу в Сибири, но очень люблю Чехию, интересуюсь ее историей и достопримечательностями и веду свой блог, который называется «Прага. Город, который я люблю». Сегодня я расскажу о замке на окраине Праги, в истории которого ярко отразились события Второй мировой войны.
История замка Енералка: дом для детей-сирот Чехословакии во время Второй мировой войны

Все началось в конце XVIII века

Замок Енералка находится далеко от центра чешской столицы, в той части округа Прага 6, которая стала частью Праги лишь в 1968 году. Его история восходит к концу XVIII века.

На протяжении сотен лет эти земли принадлежали Страговскому монастырю. Но в 1780-х годах у них появился новый владелец, который решил перестроить стоявший здесь старинный дом в усадьбу в стиле барокко. Усадьба получилась большой и красивой, и, хотя ее хозяева не были дворянами, здание стали называть замком.

Почему замок называют Енералкой? Якобы во второй половине XVIII века здание принадлежало австрийскому генеральному штабу. Откуда растут ноги у этой легенды, не очень понятно. Нет никаких внятных причин, по которым генеральному штабу империи надо было покупать дом в сельской местности рядом с Прагой. Но, как бы то ни было, название прижилось.

Хозяева у Енералки постоянно менялись. В XIX столетии у замка было не меньше шести владельцев.

В 1918, а по другим сведениям – в 1920 году, Енералку купила Индржишка Трнкова, жена Богумила Йозефа Трнки, происходившего из преуспевающей династии мельников. Семье ее мужа принадлежала одна из мельниц у Карлова моста, а сама она была дочерью фабриканта. Это был последний раз, когда замок мог бы стать родовым гнездом. Но Богумил Трнка в 1921 году неожиданно скончался, не дожив до своего тридцать пятого дня рождения. И пани Трнкова продала замок, причем не частному лицу, а организации.

Дом для солдат-инвалидов

Этой организацией был фонд поддержки чехословацких солдат, сражавшихся во время Первой мировой войны в рядах так называемых легионов – в первую очередь, в России, а также во Франции и в Италии. Енералку превратили в дом для легионеров-инвалидов.

Здесь поселили 168 солдат. У многих из них были семьи. Каждому, кроме тех, кто был совсем недееспособен, выделили участок, на котором можно было вести собственное хозяйство. Также в замке открыли клуб, небольшую школу, канцелярию и столовую, в которой могли собираться все, кто жил в Енералке.

Под знаком свастики

Но вот наступил 1939 год. Все изменилось. На карте больше не было государства Чехословакия. Вместо него появились Словакия и протекторат Богемия и Моравия. Новые власти выгнали легионеров из Енералки, а замком стало пользоваться гестапо.

В 1942 году часть здания выделили под интернат для детей казненных или отправленных в заключение чехословацких политиков, общественных деятелей и военных. Сюда, например, привезли детей тех, кого арестовали после убийства рейхспротектора Богемии и Моравии Рихарда Гейдриха. Одним из них был Франтишек, младший брат Яна Кубиша, непосредственного участника покушения, бросившего гранату, которая и стала причиной смерти рейхспротектора. В Енералку отправили Иржи и Алену, сына и дочь Ярослава Шамала – он был известным ученым, занимался исследованиями в области зоологии и энтомологии, а после создания протектората Богемия и Моравия присоединился к Сопротивлению, как и его отец, до 1938 года возглавлявший канцелярию президента Чехословакии.

Всего в интернате оказалось 46 детей. Их возраст был разным – от 2 до 14 лет. Для них установили жесткий режим, напоминающий армейский. За детьми следила строгая немецкая воспитательница, которая запрещала им говорить и читать по-чешски. Гуляли они всегда под присмотром и только парами. Предполагалось, что постепенно их усыновят немцы, но до этого дело не дошло.

Со временем стало ясно, что замок, находящийся неподалеку от Праги – не самое удачное место для изоляции детей. Хотя отцы и матери воспитанников интернета в Енералке либо были расстреляны, либо оказались в лагерях, у них оставались дяди и тети, бабушки и дедушки, а также дальние родственники, которым нацисты никаких обвинений не предъявляли. И вот кто-то прослышал, где эти дети находятся. Кто-то рискнул приехать туда с передачей – раз, другой. Поэтому детей перевели в лагерь Сватоборжице в южной Моравии.

Только после окончания войны, вернувшись в Прагу, «сватоборжицкие дети», как их стали позже называть, узнали о смерти родителей. Некоторые, особенно те, кому было всего два-три года, когда их забирали в гестаповский интернат, просто не помнили своих пап и мам. Их готовы были взять к себе родственники, оставшиеся в живых. Но детям, привыкшим к тому моменту общаться, в основном, лишь друг с другом, сложно было привыкнуть к тем, кого они, фактически, не знали.

Отца Алены Выгнисовой арестовали за то, что он помогал британским парашютистам-диверсантам. Когда девочку привезли в Енералку, ей исполнилось три года. Позже она вспоминала: «Я думаю, что для нас, детей, страшнее всего были две вещи. Первая – что нас вырвали из семей, а вторая – когда нас через два года разлучали с людьми, к которым мы привыкли. Я помню, как я кричала, что ни к каким родственникам не поеду. Потом моя семья показывала мне фотографии, я узнала свою куклу и нашу собаку, но родителей не узнала совсем. В семье моих тети и дяди все очень хорошо ко мне относились, но все равно было понятно, что я не родная их дочь».

В Енералке после расформирования интернета устроили гестаповский архив.

В конце апреля 1945 года, когда даже самым упертым нацистам было понятно, что война проиграна, Карл Герман Франк, государственный министр по делам имперского Протектората Богемии и Моравии, собрал в Енералке несколько общественных деятелей и политиков, которые раньше находились в концлагерях. Он хотел создать марионеточную Чешско-Моравскую республику, а эти люди стали бы ее правительством. Впрочем, из этой затеи ничего не вышло, и все, кого удерживали в замке, были освобождены 7 мая 1945 года, в разгар Пражского восстания.

После войны

Сначала замок вернули легионерам. Но прошло всего два года, и его национализировали и передали министерству обороны. Сначала Енералка принадлежала Военному департаменту, потом ее владельцем стала Национальная исследовательская компания «Тесла». Здесь велись научные исследования в военной области, здесь же проживали военные инженеры – специально для них возвели отдельный дом, но в 1995 году во время реконструкции его снесли.

После Бархатной революции компания «Тесла» от Енералки избавилась. Новым хозяином стала Европейская баптистская федерация. Более 20 лет здесь располагались штаб-квартира этой организации, баптистская семинария и общежитие для тех, кто в ней учится. Но содержать замок недешево, и баптисты тоже его продали.

С 1990-х годов и по сей день Енералка является одним из тех чешских замков, где можно сыграть свадьбу. Хотя новобрачные вряд ли догадываются о том, какие события когда-то происходили в ее стенах.

 

Больше моих впечатлений от Праги и других чешских городах вы найдете на моем канале на Яндекс.Дзен «Прага. Город, который я люблю».

 

 

 

Рассказать всем:
Последние новости:
24
мая


Мобильная версия